Время: 18:08.


Мы рады вас видеть!
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Логин:
Пароль:
 
Замок Единорога
Новости О нас Список обитателей Библиотека Форум
Правила форума   Новые сообщения Поиск RSS
[20 Июня 2019, 17:36] Это интересно! (12) Автор: Иван1985 [Беседка]
[19 Июня 2019, 15:04] Окно в мир Фэнтези (4) Автор: Иван1985 [Фэнтези, Эзотерика и Магия]
[18 Июня 2019, 14:58] Хочу верить (6) Автор: Иван1985 [Дискуссионный клуб]
[17 Июня 2019, 12:59] Магия vs. технология (96) Автор: Иван1985 [Фэнтези, Эзотерика и Магия]
[25 Июля 2018, 17:21] Разговоры у камина (3790) Автор: Химик [Беседка]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Тэрриэль, Руслан  
Форум » Наши ролевые игры » Замок Единорога » Легенды и история (Для легенд и истории)
Легенды и история
АстамирДата: Среда, 17 Июня 2009, 20:37 | Сообщение # 1
Лунный шепот
Магистр

Группа: Хранители
Сообщений: 1161
Статус: Отсутствует...


В эту тему выкладываются все легенды, а также история создания замка. Все обсуждения в "Согласовании"...

Всё в наших руках, поэтому их нельзя опускать © Коко Шанель


АстамирДата: Пятница, 26 Июня 2009, 22:15 | Сообщение # 2
Лунный шепот
Магистр

Группа: Хранители
Сообщений: 1161
Статус: Отсутствует...


Серебряная Роса

Бард Эмильган
1501 г.

Глава 1.

II эпоха, 1492 год, месяц Сверкающих лесов

Однажды, промозглым осеним вечером, в свой замок Нарберт возвращался король Пуилх. Один, без верных воинов. Надо сказать, что королевство его процветало уже многие годы во многом благодаря давней встрече Пуилха с Арауном – королем Аннувина, Подземного царства. Тот день стал переломным для всего королевства Нарберт. И Пуилх позволил себе предаться воспоминаниям….

II эпоха, 1440 год, месяц Летней зари

В тот день Пуилх был на охоте в лесах Глин Ких. Но, видимо, боги Охоты сегодня отвернулись от Пуилха – он так никого и не поймал. И, когда решено было возвращаться, дорогу назад королю преградили странные белые псы с красными глазами, яростно кусающие еще сопротивляющегося оленя.
- Какой охотник упустит такую возможность? Боги, вы все-таки не отвернулись сегодня! – воскликнул Пуилх и велел отогнать собак, напустив своих.
И, когда собаки короля повалили оленя, перед Пуилхом предстал статный всадник на величавом коне. Он гневно сказал, что не собирается приветствовать короля, даже если бы тот был выше его в звании.
- В чем причина? Чем я провинился? – спросил тогда Пуилх, пораженный такими словами.
- Клянусь небом, тебе не ведомы законы приличия!
- В чем я виноват, вождь?
- Нет ничего хуже, чем отгонять от добычи чужих псов и натравливать на нее своих собак. В этом ты виноват, и хотя я мог бы отпустить тебя, клянусь небом, даже сотня оленей не стоят того позора, каким я заклеймлю тебя!
Согласился с ним Пуилх. И тогда предложил он всаднику стать друзьями, выполнив любое его поручение, дабы искупить вину. Но прежде, попросил он представиться всадника.
- Я Араун, повелитель Аннувина. Ты хочешь стать моим другом? Хорошо, у меня есть для тебя одно поручение… Знай же, что я не прошу невыполнимого!
Араун сказал Пуилху отправляться в Аннувин, а сам он займет трон в Даведе. И оба они должны править каждый в своем новом царстве ровно год, а когда придет время, они снова встретятся на этом самом месте. Но Араун добавил, что у Пуилха будет враг, которого нужно будет победить. Сам же он не смог, поддавшись искушению нанести смертельный удар.
Враг Арауна – Хавган, претендовал на его земли в Аннувине.
- С Хавганом ты должен встретиться весной, когда лед на реке в Аннувине, где вы должны встретиться, треснет. И не волнуйся: никто не сможет отличить тебя от меня и меня от тебя. Ровно через год мы встречаемся на этом месте, - заключил Араун.
И короли разошлись в разные стороны, туда, где еще ни разу не были, и что предстояло им увидеть впервые.
Пуилх пробыл в царстве Арауна ровно год. И все это время он поражался тому, как прекрасен Аннувин. У него была самая красивая жена во всем Подземном царстве, он ел из самой дорогой посуды, украшенной драгоценными камнями… И чем Пуилх больше понимал всю красоту, тем сильнее он осознавал, что в своем царстве – он плохой правитель.
Но Пуилх не забыл о данном обещании. Он прибыл к реке тогда, когда самый первый лет на ее поверхности треснул. И Хавган был там. Пуилх приказал своим воинам не вмешиваться и вступил в схватку с врагом. И когда тот пал, взмолившись о том, чтобы Пуилх нанес последний удар, король не поддался искушению, дав умереть Хавгану от смертельных ран.
И после, летом, Пуилх и Араун снова встретились на том самом месте, с которого началась эта история. Впоследствии оба короля стали лучшими друзьями. Они часто вместе ездили на охоту, приглашали друг друга на пиры, оказывали помощь своим королевствам…
Когда Пуилх вернулся в свое королевство, он был поражен, что дела в его королевстве Нарберт значительно улучшены. Не веря в это, он спросил своих людей:
- Воины, заметили ли вы разницу в правлении за прошедший год?
- Господин, никогда еще ты не был столь добр и столь щедр. Никогда еще твоя справедливость не сверкала так ярко над твоими подданными, и никогда они еще не ценили ее столь высоко.
- Клянусь небом, не вам меня благодарить! – воскликнул Пуилх и рассказал воинам о том, что с ним приключилось. А затем пообещал, что теперь всегда будет так, как было за прошедший год.
За это славное деяние, позволившее Даведу подружиться с Аннувином, а Пуилху – с Арауном, Пуилха стали называть не иначе, как Пуилх, Вождь Аннувина.

II эпоха, 1492 год, месяц Сверкающих лесов

… Зачастил дождь, а конь Пуилха все продолжал подниматься на гору, и с каждым его шагом ввысь, Пуилха одолевали воспоминания. Ведь именно здесь, на этой самой горе, он обрел настоящее чудо – любовь. И в тот день запомнился ему, как самый загадочный и прекрасный. И Пуилх не мог не позволить светлым воспоминаниям вновь закружиться в его голове….

II эпоха. 1442 год, месяц Серебряной луны

В тот день Пуилх затеял пир в Нарберте, да такой, какого еще не видывали. И когда гости набили первые животы, король решил совершить прогулку с дюжиной воинов на гору Гарсет-Нарберт, возвышающуюся рядом с замком. Впрочем, то было никакая не гора, а, скорее холм. Он напоминал высокий сугроб, у которого ровно срезали большую часть макушки, повыше середины. Пологие склоны горы поросли густым лесом. На вершине было прекрасно видно звезды – казалось, можно дотянуться до них рукой и собрать в мешочек. А громадная луна вот-вот должна была утонуть в большом зеркальном озере, раскинувшемся возле холма и замка.
- Господин, - спросил один из воинов, когда Пуилх сел на вершине, - знаешь ли ты, что тот, кто посидит здесь, не может уйти, не получив ран или не узнав чуда?
- Мне ли бояться ран с такими воинами? Что же до чуда, то не возражаю. Посижу здесь… Посмотрю, что будет…
Рано ли, поздно ли, Пуилху явилась дама в золотом сиянии на огромной белоснежной кобыле с золотым рогом длиной в два локтя на лбу, которая несла ее в гору.
- Воины, - спросил Пуилх, - кто-нибудь знает эту даму?
- Никто, господин.
- Тогда пусть один из вас подойдет к ней и спросит, как ее зовут и откуда она пожаловала к нам.
Один из воинов встал и подошел к даме, но она как будто и не заметила его, проехав мимо. Он, было, побежал за ней, но и она пришпорила кобылу, и воин понял, что ему не под силу догнать ее.
Тогда он сказал Пуилху:
- Господин, никому на всей земле не догнать ее, пока она на этой кобыле, а ты без коня.
- Твоя правда, - согласился Пуилх, - Иди во дворец и возьми самого быстрого коня, какого только найдешь.
Воин выбрал себе лучшего коня, привел его на равнину и вонзил шпоры в бока. Но чем быстрее летел его конь, тем дальше оказывалась дама. В конце концов, она придержала кобылу, но конь воина уже едва не падал от усталости. Пришлось воину вернуться обратно к королю.
- Господин, никому не под силу догнать эту даму. В наших краях днем с огнем не сыщешь такого быстрого коня, как ее кобыла. Я не смог выполнить твой приказ.
- Наверное, это и есть чудо, - задумчиво сказал Пуилх, а затем предложил вернуться к пиршеству.
Они возвратились во дворец, к гостям. На следующий же день все занимались своими обязанностями, но когда солнце почти село, и луна только начала проявляться на лазурном небе, Пуилх сказал воинам:
- Следует опять подняться на Гарсет-Нарберт. А ты, - добавил он, обращаясь к самому молодому юноше, - позаботься о том, чтобы к нашему появлению там стоял самый быстрый конь, какого ты только сможешь найти. И сам жди там.
Юноша сделал, как было приказано, а Пуилх с воинами снова заняли свои места, как вновь показалась та же дама – в том же наряде и на той же кобыле.
- Смотрите! – крикнул Пуилх, - Вчерашняя дама. Скорее, юноша, узнай, кто она и откуда.
- С радостью, - ответил юноша.
Дама была в эту минуту точно напротив них, но, когда юноша вскочил в седло и пришпорил коня, она отъехала уже довольно далеко. Кобыла шла шагом, и юноше показалось, что он легко нагонит ее, но не тут-то было. Чем быстрее он гнал коня, тем больше он отставал, хотя кобыла совсем не прибавляла шагу. Наконец, юноша понял, что дело нечисто и повернул назад.
- Господин, - сказал он Пуилху, - мой конь не сможет догнать ее и бежать быстрее. Клянусь золотой подковой, у нее воистину волшебный конь.
- Верно, - успокоил его Пуилх, - Но мне кажется, что ей что-то нужно от нас. И она хочет попросить нас о помощи, вот только ей мешает ее… торопливость. Давайте пока вернемся во дворец.
Они возвратились в замок и провели остаток ночи за пиршественным столом, распевая веселые песни.
На другой день все отдыхали, а вечером Пуилх вновь решил подняться на гору.
- Где воины, что поднимались со мной вчера и позавчера на вершину Гарсет-Нарберт?
- Мы здесь, - ответили воины.
- Сейчас мы опять поднимемся. Приведи на вершину моего коня и про шпоры не забудь… Те, что из золота, - добавил он юноше.
Тот побежал выполнять приказ, а Пуилх с воинами снова начали подъем, и вскоре уселись на прежних местах. Недолго им пришлось ждать – все было как прежде, только на сей раз Пуилх сам вскочил в седло.
Сначала ему показалось, что он легко преодолеет разделявшее его и даму расстояние. Но чем сильнее он всаживал в бока коня золотые шпоры, тем больше становилось расстояние до дамы. В конце концов, Пуилх понял, что даже если он загонит коня, ему все равно не догнать кобылу дамы. И тогда он взмолился:
- О, госпожа, во имя того, кого ты любишь сильнее всех, прошу тебя, остановись!
- С радостью, - ответила она, - и твой конь устал бы меньше, попроси ты меня об этом сразу.
Она попридержала кобылу и Пуилх смог разглядеть ее: белоснежная шкура, стройные ноги, отливающая серебром густая вьющаяся грива, ясные голубые глаза, такие глубокие, что в них можно было утонуть… Под нижней челюстью вилась маленькая серебристая бородка, а во лбу торчал длинный золотого цвета витой рог. Хвост кобылы был не как у обычной лошади – он скорее напоминал длинную бечеву с густой кисточкой на конце (в те времена еще не слыхивали о львах). Но тут дама откинула лиловую вуаль, прикрывающую лицо, и король вмиг забыл о странном коне.
Дама отбросила с ровного овального лица с плавными чертами золотые волосы, такие длинные, что их можно было бы заправить за пояс, и устремила на Пуилха пытливый взор ясных и глубоких, как у ее коня, зеленых глаз.
- Госпожа, - спросил Пуилх, - откуда ты и кто приказал тебе совершить подобное путешествие? И что это, во имя велико неба, за волшебная кобыла?
- Это не кобыла, это конь, - звонкий, но медленный голос дамы, очаровал короля не хуже зеленых глаз, - Единорог. Подобные существа выглядят как кобылы, но не более…
- Настоящий единорог? Великое небо… Это же легенда!
- Все легенды рано или поздно оживают… Что же до меня, то знай, что я путешествую по собственному почину и рада, что встретила тебя.
Пуилх был приятно поражен ее словами, ведь по красоте эта высокая дама, так ловко и спокойно державшаяся на неоседланном коне, всех девиц, дам и женщин, которых ему когда-либо приходилось видеть.
- Госпожа, что же привело тебя в наши края?
- Да я же говорю, что непременно хотела встретиться с тобой.
- Для меня ничего не может быть приятнее! – воскликнул Пуилх, - Но кто ты, и как тебя зовут?
- И это я скажу тебе, господин. Меня зовут Хрианнон, и я – дочь Хевейта Хена. Он пожелал отдать меня замуж против моей воли, а мне не нужен никакой другой жених, кроме тебя, если ты меня не отвергнешь.
- Клянусь небом, у меня только один ответ. Выбирай я даже между тобой и всеми девицами на земле, я выбрал бы тебя.
- Тогда, если ты не кривишь душой, то должен немедленно собрать сотню воинов и ехать со мной вместе к моему отцу и сказать ему эту радостную весть!
Так Пуилх и поступил. Уже на второй день, после разговора Хрианнон с Пуилха, король прибыл во дворец Хевейта.
Хевейт Хен был чудесным правителем, и очень обрадовался, узнав, что его дочь смогла найти себе иного жениха, поскольку тот ему был омерзителен. Свадьба длилась три дня и три ночи, а пары, счастливее Пуилха и Хрианнон не было на протяжении пятидесяти последующих лет.

II эпоха, 1492 год, месяц Сверкающих лесов

… Вот он и на вершине. Хрианнон еще не подъехала, но ничего: при ее кобыле опоздание не затянется. Пуилх уселся на то самое место, на котором сидел пятьдесят лет назад, устремив взгляд на низко висящую луну, и в его ладони что-то блеснуло – подарок Арауна. Что это – не известно и по сей день.
Вскоре появилась Хрианнон. И, хотя ее единорог бежал быстрее всех коней на свете, звук от его золотистых копыт был не слышим, как будто он бежал не по земле, а по воздуху.
- Господин, ты прибыл раньше меня. И все же я позволю себе спросить: ты принес то, о чем я тебя просила? – спросила Хрианнон, слезая с коня и садясь рядом с королем.
- Тебе не за что извиняться, госпожа. Да, я принес. И хотя мне трудно расставаться с этим, я это все же сделаю… - ответил Пуилх, приобнимая жену.
- Наши дни на исходе, и надо оставить после себя то, что всегда будет подобно нашей любви, теплу наших душ, которые тянутся друг к другу.
О мудрости Хрианнон всегда ходили легенды. Во всем Даведе и за его приделами было известно, что именно Хрианнон смогла создать крепкий союз стран, враждующих друг с другом, и сделать Давед еще более процветающим. И на протяжении пятидесяти лет, ни одной стычки, даже самой маленькой, между странами на Могучем Острове не было. Хрианнон тонко чувствовала мысли человека, и многие думали, что в ней не меньше волшебства, чем в ее коне.
Пуилх еще раз взглянул на блестящую вещь в руке, а затем вместе с Хрианнон, подошел ровно на середину вершина Гарсет-Нарберт.
- Когда луна будет прямо над нами… - прошептала Хрианнон.

P.S. Повести про Арауна и Хрианон основаны на Валлийских сказаниях. - Аст.



АстамирДата: Вторник, 21 Июля 2009, 18:12 | Сообщение # 3
Лунный шепот
Магистр

Группа: Хранители
Сообщений: 1161
Статус: Отсутствует...


"Неоконченные Сказания или Легенда о Конце Серебряного Века"

Современное восстановление
бардом Белтайном утерянного
окончания "Серебряной Росы"
барда Эмильгана.

Бард Белтайн
1589 г.

II эпоха, 1492 год, месяц Сверкающих лесов

О рождении Единого

Луна над Гарсет-Нарберт высеребрила лес и темно-лазурное озеро. В воздухе стояла звенящая тишина: казалось, что каждый миг напитан волшебством. И на холме действительно происходило нечто необычное, магическое…
Пуилх и Хрианон стояли на самой середине плоской вершины горы Гарсет-Нарберт и держались за руки. Чуть поодаль, под сенью древнего бука, куда не проникали лучи серебристой луны, стоял единорог. Его шкура и не нуждалась в каком-либо свете, чтобы искриться и сверкать.
В руке Пуилха что-то блеснуло. И тут луна все-таки осветила изящное серебряное кольцо с большим бриллиантом, похожим на наполненный жизнью глаз. И в самом деле, камень сверкал в глазнице вырезанного на серебре дракона мистическим, потусторонним светом.
Хрианон прошептала какие-то слова, и кольцо стало таять, растворяться в сумраке ночи. Неожиданно бриллиант треснул, и из него стал вырываться густой серебристый туман, принимающий форму гигантского дракона с распростертыми крыльями. И чем слабее светилось кольцо, тем более четкую форму обретал туман. Неожиданно серебро превратилось в пыльцу, которая тут же облепила все тело туманного дракона. Стали видны все мускулы и жилы, каждая чешуйка кожи. Бриллиант распался на два камня, которые тут же заняли места в глазницах дракона, резко увеличиваясь в размерах.
Так подарок Арауна, короля Подземного королевства, обрел жизнь, воплотившись в древнейшее существо, с которым не смеет соперничать могуществом и мудростью ни одно живое создание… И имя этому существу – Лоромир, что означает «Хранящий покой».

О рождении Четырех

Лоромир взмахнул гигантскими крыльями и взмыл в воздух, сопровождаемый восторженными взглядами людей.
- Госпожа, но мы ведь хотели создать нечто, что будет подобно Серебряному веку. И нам, - сказал Пуилх.
- Но прежде чем строить крепость, требуется заложить фундамент, - улыбнулась Хрианон и достала из кармана лазурного платья четыре кольца, которые тут же воссияли яркими звездами.
- В пламени они обретут Силу, подобную первозданным стихиям, но не потеряют своего облика, как это случилось с Единым. Сила, которую впитают в себя кольца вместе с пламенем, защит и поможет тому, что вместе создадут дракон Лоромир и единорог Альдинар.
Хрианон подбросила кольца высоко в небо. Тут же дракон обрушил на них яркое пламя красного, зеленого, синего и фиолетового цветов. Долгое время над Гарсет-Нарберт словно были зажжены миллионы разноцветных огней, и, когда пламя прервалось, кольца зависли в воздухе, сверкая каждое своим светом настолько ярко, что невозможно было на них смотреть.
- Вобрав в себя пламя Единого, они, неуязвимые, обладают силой первозданной стихии и одним из сильнейших человеческих чувств, - проговорила Хрианон.
Одно из колец погасло, и теперь стало возможным разглядеть его – прихотливое и искусное переплетение веточек серебряного эльфийского тиса, удерживающих темно-зеленый изумруд, в глубине которого горит огонек.
- Кольцо Природы, чьим хранителем является Силанна Изумрудная, носит в себе силу стихии земли. С помощью Нэ-Лэйни можно исцелить раны как тела, так и души. Но разрушительна сила Природы. Пусть остерегаются те, кто берет многое у природы, но ничего не дает взамен. Носящий ее – добрейшей души человек, заботящийся больше о других, чем о себе. И в тоже время он намного ближе к природе, чем к людям.
Тут на поляне горы появился большой изумрудно-зеленый дракон. Он дважды пролетел над поляной и вокруг горы, выдыхая пламя малахитового цвета. И в этом пламени зародились прекрасные леса: буки и сосны, дубы и ели, березы и пихты… Затем Силанна исчезла, скрывшись в облаках.
- Эти леса невозможно уничтожить. Они всегда будут домом для тех, кто поселится под их сенью. Они всегда будут давать пищу и ресурсы тем, кто заботлив и внимателен к природе. И пока стоит хотя бы одно древо, рожденное в огне, Гарсет-Нарберт не будет страшен гнев Земли.
Тут второе кольцо перестало ослепительно сверкать – узенький изящный обод, с вырезанными на нем языками пламени и звездами, в который вправлен кроваво-красный рубин, горящий небесным огнем.
- Кольцо Огня, чьим хранителем является Сириткам Карающий, носит в себе силы стихии огня. Враги того, кто носит Энид-Арью, должны трепетать: нет ничего более разрушительного, чем поток лавы, извергаемый гордым вулканом. Но огонь и освещает в темные времена, даря Надежду носителю и все тем, кому пожелает. Жаль, что такому кольцу достался такой хранитель…
И он появился – красный с золотой гривой дракон со сверкающими гневом желтыми глазами. Он всего один раз пролетел над горой, извергая пламя в небеса. И в огне родилось двенадцать звезд, что воссияли ярче прочих и сложились в узор феникса. А после Сириткам последовал за Силанной.
- Эти двенадцать всегда будут сиять над Гарсет-Нарберт, освещая путь всякому, у кого он покрыт мраком и даря надежду тем, кто нуждается в ней. Для врагов же они будут сиять ярче солнца, ослепляя их создавая иллюзии. Те, кто осмелятся прийти сюда с плохими намерениями, пожалеют о своем решении. И, кроме того, теперь эти окрестности защищены от гнева стихии Огня.
Едва Хрианон кончила говорить, как третье кольцо померкло – тоненькая золотая спираль с россыпью нежно-синих сапфиров.
- Кольцо Воды, чьим хранителем является Клиона Глубоководная, обладает могуществом стихии Воды. Самая загадочная из Четырех, Нит-Эрбина способна как жестоко карать, так и воскрешать. Она – самое разрушительное кольцо из Четырех после Энид-Арьи. Носящий кольцо Воды наделен спокойствием и осторожностью.
На поляну явился третий дракон – длинная синяя змея с парой огромных крыльев. Она нырнула в озеро под Гарсет-Нарберт, а затем вынырнула и, взмахнув крыльями, словно овеяла туманом, растворилась в ночи.
- Окунувшись в Лебяжьем озере, Клиона наделила его целительной силой. Любой, кто войдет в его воды, избавится от усталости и невзгод. А может, и познает мудрость. Если научится общаться с пятнистым лососем. И, конечно, теперь этому месту не страшна ярость воды.
И, едва королева кончила говорить, стало возможным разглядеть четвертое кольцо – треугольный аметист, вправленный в причудливый золотой обод.
- Кольцо Воздуха, чьим хранителем является Сислит Леденящий, обладает силой стихии воздуха. Носитель Лиа-Фэи должен остерегаться гордыни, ибо губительна она для него. Он наделен надежность и, в меру, скромностью. Враги же носителя Лиа-Фэи всегда должны быть на чеку: кто знает, возможно, их противник спустится на крыльях небес?
Четвертый дракон влетел на поляну – серый с голубыми пластинами. Он взмахнул крыльями, и вдалеке выросло кольцо гор, которое окружило Гарсет-Нарберт. От холма до этих предгорий было, по меньшей мере, два дня пути, но они казались такими большими, будто стояли совсем рядом.
- Эти горы, если взобраться на их вершины, избавят любого от душевных тягот, позволяя духу воспарить подобно птице. Когда последний луч солнца освещает дорогу, на самой высокой горе, что упирается в небо, в пещере, можно получить ответ на любой вопрос, каким бы сложным он ни был. И, разумеется, теперь внутри этого кольца нет места ураганам.
Тут кольца исчезли, а Хрианон продолжала что-то говорить. Пуилх молча внимал ее словам, дивясь, сколь много неизвестного в этом мире. Гарсет-Нарберт вновь сотворила чудо, уже второе. А первое сейчас стояло перед ним – Хрианон.

О создании Замка

- Не пора ли нам уже создать то, что мы хотели, госпожа?
- Уже, господин.
В середине поляны стала возгораться ослепительно-белая сфера. Из-под тени бука вышел единорог, и на поляну опустился дракон.
Сфера засияла еще ярче, походя на упавшее на землю белое солнце. Вдруг кончик витого рога единорога тоже засверкал, испуская светло-золотые лучи на середину поляны, и дракон выдохнул серебристое пламя, которое стало лизать лучи и сферу. И тогда на вершине началось нечто странное…
Сначала из земли, словно барельеф, показалось что-то, напоминающее конус темно-синего, как штормовое море, цвета. Оно поднималось все выше и выше, и вот уже можно разглядеть черепицу, покрывающую крышу башни, и окно в ней, словно черный провал в бездну. Но тут зажегся свет в окошечке, и мрачное сходство быстро улетучилось, уступая восхищению. А башня все поднималась ввысь; за ней показались вторая, третья... пятая. И все они были похожи друг на друга – словно игрушечные, созданные для детей, в них все же чувствовалась мощь и превосходство. Высокие шпили, увенчанные развивающимися голубыми стягами... Белые, сверкающие, как снег на самых высоких скалах, стены замка хоть и были прекрасны и хрупки с виду, но при взгляде на них сразу создавалось впечатление, что стены их мощны и неприступны. Да и кто осмелится разрушить такую красоту?
Последняя башня выросла из земли, и вот на вершине холма предстал во всем своем великолепии Замок. Словно воплощенная наяву фантазия неведомого художника-гения, Замок вознес башенки и галереи над лесами и озером… Белые стены покрыты причудливой резьбой, а на выложенной белым кварцом дороге, ведущей к главным воротам, красуется тонкий изящный рисунок, какой могут создать только настоящие мастера или эльфы.
- Замок Нойшванштайн, что означает «Новый Лебединый Утес», всегда будет сиять на этой горе, словно звезда, напоминая всем, как прекрасен этот мир. И всегда он будет домом для тех, у кого добра душа и чисты помыслы, - сказала Хрианон и, беря Пуилха за руку, повела его ко входу. – Никогда, покуда живы те, кто способен защищать его, темные тени не коснутся его белоснежных стен, не осквернят прекрасные залы. Покуда живы те, кто способен защищать его...


АстамирДата: Воскресенье, 26 Июля 2009, 20:10 | Сообщение # 4
Лунный шепот
Магистр

Группа: Хранители
Сообщений: 1161
Статус: Отсутствует...


"Запись о Людвиге, великом короле Баварии, и о его сне"

Бард Оставиок
1681 г.

1502 г. II эпохи. Месяц Изумрудных игл

Людвиг, король Баварии, был красивее, добрее и мудрее всех королей, которые правили до него. Как-то раз он собрался на охоту.
И вот, рано утром, он вместе со своей свитой поехал в долину реки, что текла по направлению к холму Рана-Краг. До полудня охотился Людвиг.
Когда же солнце повисло высоко в небе, короля разморило от жары. Он заснул, а его подданные окружили его и подняли на копьях щиты, чтобы защитить от солнца. Один щит, покрытый золотом, положили королю под голову.
Людвиг спал и видел сон. Вот этот сон.

Он будто идет вдоль реки к ее истоку и поднимается на высокую гору. Он думает, что эта гора упирается в небо. И, когда переваливает через нее, ему кажется, что перед ним раскинулась земля, красивее которой он еще не видывал.
В озеро с вершины горы бегут могучие потоки; король идет вниз, видит ущелья и долину, скалы немыслимой высоты и крутые откосы. Потом он видит землю, на которой покрытые бескрайними лесами раздольные просторы окружают горы. И в долине, словно зеркало, отражает голубое небо прекрасное озеро под холмом-горой, на котором высится огромный замок, окруженный крепостными стенами с высокими белыми башнями, увенчанными шпилями с развивающимися серебристо-голубыми стягами. Людвиг входит в Замок, прекраснее которого его глаза еще не видели, ибо ворота крепости открыты. Потолок в просторной зале золотой, стены сплошь украшены драгоценными каменьями, и двери тоже золотые. В зале серебряные столы и золотые скамьи, а у дальней стены, в камине, танцует рыжее пламя. Перед камином стоят седобородый старик и женщина, уже пожилая, но от того не менее прекрасная. Они улыбаются Людвигу и приглашают откушать с ними свежих золотых фазанов и чудесного выдержанного вина, запеченных на косточках лесных кабанов и хмельного эля, копченого на веточках эльфийской ежевики барашка и горячего грога.
Но едва Людвиг садится за сто и подносит ко рту ножку фазана, исходящую изумительным ароматом, он слышит в своей голове голос воина:
- Господин, не пора ли тебе обедать?
Людвиг просыпается, но душой еще остается за столом с такими яствами, какие в его королевстве подают не часто. Король вскочил на коня, и не было человека несчастнее на земле, когда он ехал домой.

Прошла неделя. Все во дворце веселились, услаждая себя вином и медом из золотых кубков. Все внимали песням и сказаниям, а Людвиг тосковал в одиночестве. Он старался заснуть. И когда ему это удавалось, он видел во сне Замок, а когда просыпался, то опять тосковал. Люди в королевстве прослышали о сне короля, ведь он рассказывал о нем воинам. Но подданные не поняли Людвига и прозвали его Безумным. В тайне, конечно.
Однажды в королевство пришли прославленный мудрец Манавитан и известная поэтесса Джхейра. Многие поговаривали, будто они волшебники, но доказательств тому не было. Когда же до короля дошли слухи об их прибытии, он немедленно послал за ними.
Когда Манавитан и Джхейра пришли, Людвиг сказал им:
- Я видел сон, мудрейший Манавитан и мудрейшая Джхейра. И во сне я видел Замок, прекраснее которого нет на нашей земле. И из-за него я потерял покой.
- Господин, - ответили ему Манавитан и Джхейра, - если ты считаешь, что мы вправе советовать тебе, то слушай. Ты должен послать троих гонцов той дорогой, которой шел во сне. Но посылай тогда и только тогда, когда вечернее небо окрасится в синие и лиловые тона. Пусть гонцы точь-в-точь копируют пройденный тобой путь, а возвратятся тогда, когда в лесах того Замка опадет последняя листва. И когда они расскажут тебе то, что узрели, не спеши отправляться в путь. Дождись, пока не увидишь на небе двенадцать звезд, что мерцают ярче прочих. Тогда и отправляйся. Один, без воинов. Но с гонцами.
- А как же дикие места? Если на нас нападут волки? – спросил Людвиг.
- Не нападут. Я позабочусь о том, чтобы ни один дикий зверь не напал на тебя на твоем пути до Замка, - ответила Джхейра.
- Сейчас середина лета, а до конца осени еще далеко. Я не дождусь! – снова пожаловался Людвиг.
- Я позабочусь о том, чтобы надежда поддерживала тебя, пока будут отсутствовать гонцы, - сказал Манавитан.
Мудрецы ушли, но Людвиг успел увидеть на их пальцах серебряные кольца. Кольцо Манавитана украшал рубин, а кольцо Джхейры – изумруд. И таких каменьев не могло бы и быть у самых богатых королей.
Людвиг сделал все так, как подсказали ему мудрецы.
Три гонца отправились той дорогой, что видел во сне король. И отправились они тогда, когда вечернее небо было лилово-синим. Не останавливаясь, скакали гонцы на быстроногих лошадях, пока не увидели высокую гору, подпиравшую небо. Перевалив через хребет, они узрели внизу широкую равнину, на которой росли густые леса и стекали с гор реки.
- Эту землю видел наш король.
Они вошли под сень прекрасных дерев, обогнули озеро с зеркально-чистой водой, в которой резвился лосось, взобрались на холм, и пред ними предстал Замок.
- Эту крепость видел наш король.
Гонцы вошли в замок, ибо двери были открыты. И зала была в точности такая же, какой описывал ее Людвиг.
- Это он тоже видел во сне.
Они вошли в залу, и там их приветствовали старик со старухою.
- Добро пожаловать, добрые люди! – сказал старец и, улыбаясь, пригласил их к накрытому столу. – Долгих вам лет жизни!
Гонцы на славу поели, а потом их устроили в богатых комнатах, годных для самых великих королей. В Замке все было удивительно: столы сами собой накрывались вкусной едой, факелы и свечи загорались по велению старика или старухи, огонь в камине не гас. Гонцы прекрасно жили до поздней осени в замке, днем проводя время за развлечениями и богатыми столами, а ночью нежась в мягчайших постелях. И, когда упал на землю последний лист с дерева в лесу Замка, они отправились обратно.
Дни и ночи гонцы гнали коней. Когда одни кони падали от усталости, они покупали других, и, наконец, достигли ворот замка Людвига. Гонцы предстали перед королем и попросили дозволения говорить.
- Мы проводим тебя, господин, ибо знаем, где находится Замок.
Король, до этого поддерживаемый надеждой, не потерял головы. Ровно год он ждал, смотря каждую ночь на звездное небо. И через год он увидел те двенадцать сверкающих точек.
Король немедля приказал оседлать ему коня и приказал гонцам проводить его к замку.
Он проделал тот же самый путь, что прошел во сне и что проделали гонцы, и, в конце концов, воочию увидел старика и старуху.
- Долгих лет жизни тебе, король Людвиг, - сказал старец. – Мы показали тебе замок во снах, ибо кому-то придется присматривать за ним, когда мы умрем. Ты согласен взять на себя это бремя?
- Да, я выполню вашу просьбу, уважаемый старец, - ответил Людвиг.
Через год Пуилх и Хрианон скончались в своей постели, и Людвиг похоронил их возле озера, под древним деревом. Под ним однажды стоял Единорог, но Людвиг, конечно же, не знал этого.
А когда пришло время Людвига занять место у озера, он показал во снах Замок герцогу Брабантскому. Впрочем, это совсем другая эпоха...



Всё в наших руках, поэтому их нельзя опускать © Коко Шанель


АстамирДата: Воскресенье, 26 Июля 2009, 20:15 | Сообщение # 5
Лунный шепот
Магистр

Группа: Хранители
Сообщений: 1161
Статус: Отсутствует...


"Сага о Лоэнгрине, короле-лебеде или тайны Лебединого замка"


Бард Олорик
1683 г.

1602 год, III эпохи. Месяц Жемчужной луны

В стародавние времена, когда рыцари приносили Священные Обеты, а волшебники были мудрыми советниками при королях, в долине, на скале, окруженной Альпийскими предгорьями, стоял величественный и прекрасный замок – Нойшванштайн. Изумительные леса окружали его, расстелившись по всей равнине. Осенью в них начиналась настоящая игра красок: красные, зеленые, оранжевые, желтые листья, кружась, слетали с ветвей на земли долины. Оказавшись под сенью этих вековых деревьев, казалось, что ты попал в настоящую сказку. Туда, где все твои мечты могли стать реальностью, где красота и прекрасные чувства правят миром. И благословляют тех, кто идет по этим путям, не сбившись со своей дороги. С такими мыслями шел любой путник, на которого, словно снежинки, падали разноцветные листья лесов Нойшванштайна.
Рядом с замком было не менее прекрасное озеро, носящее название гор, окружавших его – Альп-Зее. Озеро, с кристально-чистой водой, привлекавшее не только людей, но красивейших птиц – лебедей – символ замка.
Но главная прелесть этой долины, конечно же, сам Нойшванштайн. Любой странник, глядевший на него с гор или находясь внизу, в долине, забывал обо всем, завороженный таким неописуемым чудом. Стены замка были белее снега, в лучах солнца и луны они сверкали, словно сделанные из чистого серебра. Крошечные окошки глядели на расстилавшиеся внизу пейзажи первозданной природы. Стяги реяли на башенках, как будто говоря о том, что это не мираж, привидевшийся измученному дорогой путнику.
В те времена, о которых я поведаю вам сейчас, мои дорогие слушатели, замком правил старый и мудрый герцог Брабантский. Волосы его были седы, а глаза полны усталостью минувших лет. Он рано потерял жену, которую любил пуще жизни, но у него осталась дочь Эльза, которая стала уже взрослой. Именно она удерживала старика на этом Свете. Вместе они жили счастливо, но это чувство, которое не может длиться вечно….
Эта история начинается с того момента, как один странствующий рыцарь по имени Фридрих Тельрамунд решил во что бы то ни стало добиться сердца дочери герцога. Его ничто не пугало, был он горд и надменен. Но о его богатстве ходило множество слухов….
И вот однажды, когда отец со своей дочерью завтракали в окружении слуг и музыкантов, в замок явился Фридрих. Его сердце было черно, оно жаждало руки Эльзы, а может, его привлекали сокровища герцога? Никто не может дать ответ на это. Даже сам рыцарь…. Так или иначе, он появился в замке. Направляясь к обеденному столу, он восхищался красотой… Эльзы.
«Да, легенды не лгут. Ты действительно прекрасна, горда и внешне так спокойна…. Как утро ранней весны, но все еще по-зимнему ледяное….»
Фридрих склонился в поклоне и заговорил:
– Мой господин, я хотел бы поговорить с вами наедине….
Герцог устало махнул рукой – музыка тут же смолкла, артисты перестали играть. Через мгновение зал опустел, остались только правитель с дочерью и рыцарь.
– Господин, я пришел просить руки вашей дочери. Я люблю ее и дорожу ее жизнью больше своей. И готов защищать ее до тех пор, пока меч не упадет из моей холодной руки. Даже после смерти, я буду преследовать тех, кто осмелится причинить ей боль.
Герцог Брабантский задумчиво замолчал, смотря в прекрасные голубоватые глаза Эльзы. Но она колебалась. Что-то ей не нравилось в этом рыцаре…. Его голос казался покорным, но в нем чувствовалось презрение к… отцу? Сердце Эльзы говорило ей, что не стоит венчаться с ним. Нет, она не могла выйти за него.
– О, бесстрашный Фридрих Тельрамунд, хотя я и польщена твоими словами, я вынуждена отклонить твое предложение. Ты мне очень нравишься, но я не могу, я еще не готова к этому шагу. Прости….
Глаза рыцаря полыхнули яростью, но он сдержался. Фридрих еще раз поклонился и направился к выходу…
– Не знаю дочь моя – чувствую это не конец, – обеспокоенно сказал отец.

Шло время…. Фридрих больше не появлялся в Нойшванштайне. От него не было вестей, и Эльза уже совсем забыла о нем. Но, вскоре замок постигла ужасная весть – скончался герцог Брабантский – отец прекрасной Эльзы. Все оплакивали его и больше остальных – дочь. Для нее он был единственным человеком, кем она дорожила. Единственным, кому она раскрывала свои чувства. А теперь он ушел…. Покинул. Она хотела ненавидеть его за это, но не могла. Эльза помнила последние слова отца: «Однажды, ты найдешь свое счастье, дочь моя. Не упусти его. Я люблю тебя!»
Прошло несколько дней со смерти герцога, но волна отчаяния еще не утихла. И тут, словно ворона, прилетевшая на поле брани в ожидании пиршества, в Нойшванштайн возвратился Фридрих Тельрамунд, желая завладеть замком и Эльзой.
И чтобы претворить свои планы в жизнь, он придумал изощренный, жестокий план.
Однажды днем, среди множества людей, рыцарь произнес речь, которая потрясла всех, включая саму Эльзу, которая находилась рядом:
– Я, Фридрих Тельрамунд, странствующий рыцарь, клянусь своим мечом, что Эльза, дочь покойного герцога Брабантского, была обещана им мне в жены! Она принадлежит мне. И я по праву владею Нойшванштайном.
В белых залах воцарилось молчание. Слуги удивленно переглядывались, но никто не мог опровергнуть слова лживого рыцаря. Ведь никто тогда не присутствовал при этом обещании. Но Фридрих поклялся мечом.
На следующий день эта весть разошлась со скоростью лесного пожара. Она достигла даже короля Генриха Птицелова, который лично поспешил явиться в Нойшванштайн.
И вот, через день после того, как Фридрих произнес свои лживые слова, Генрих приехал в Брабант. Он тайно увиделся с дочерью герцога, объясняя ей свой план:
– Моя дорогая, я верю тебе, но ты не можешь открыто противостоять Тельрамунду – у него есть верные люди, – мягко говорил король. – Я могу потребовать разрешить дело Божьим Судом. Ведь Всевышние Силы не ошибаются, а значит, укажут, кто прав, а кто – виноват. Они помогут тебе. Найди рыцаря, который способен одержать верх над Фридрихом. Завтра, на рассвете состоится Суд….
Эльза, которая уже почувствовала светлый луч Надежды, бросилась искать защитника. Но как она себя обманывала! Рыцари и вассалы герцога даже не могли подумать о том, что Фридрих, принесший клятву на собственном мече, способен на клевету. Все, к кому она обращалась с мольбами, отказывали ей. Напрасно она старалась найти храброго героя, который мог бы избавить ее от позора.
Поздним вечером, усталая и утратившая всякую надежду, Эльза вернулась в свои покои. Если бы кто-нибудь был тогда рядом с ней, то услышал бы слова, которые эхом врезались в сердце:
– Господи Всевышний! Говорят, ты можешь многое. Я никогда не молилась прежде, но я прошу, пошли мне Смерть. Я хочу уснуть и не проснуться! Пожалуйста, избавь меня от этого позора и бесчестия! Умоляю….
Жалко было смотреть на нее – в тот момент Эльза не была похожа на гордую герцогиню, дочь герцога Брабантского. Она казалась обычной девушкой, у которой жизнь отняла все. В ее глазах стояли слезы, стекающие по щекам.

Солнце взошло, его золотые лучи заиграли на глади озера Альп-Зее, сверкая и слепя глаза собравшихся на берегу людей. Божий Суд. Здесь, под кроной векового дуба, восседал на троне Генрих Птицелов, окруженной хмурой свитой. Рядом расположились приближенные герцогини Эльзы. Сама она стояла у воды, вглядываясь вдаль в надежде, что еще не все потеряно. В глазах ее все еще стояли слезы – толи от горя, толи от слепящего отражения солнца.
Лишь один человек был счастлив и беззаботен. Фридрих Тельрамунд, облаченный в черные доспехи, с надменной улыбкой поглядывал по сторонам. «Зачем они все это устроили, если мне даже сразиться не с кем! Хотя, кто победит меня?» - такие мысли витали у него в голове, затмевали разум.
– Где же твой Защитник, Эльза? – недоуменно спросил Генрих, когда понял, что никто не явится.
– Он…. Он скоро будет. Я…
И тут ее слова утонули во вздохе восхищения и удивления. Все смотрели в сторону озера, откуда плыл на золотом лебеде рыцарь. Когда он подплыл ближе, толпу снова охватили неописуемые чувства.
На человеке были сверкающие белые доспехи, которые слепили ярче лучей солнца, а в руках он держал щит с изображением красивейшего лебедя. Да и ладья, которую люди приняли за лебедя, действительно походила на эту прекрасную птицу. Когда рыцарь сошел на берег, показалось, будто это воитель Света, спустившейся с Небес. «Я буду защитником Эльзы!» - голос его был прекрасен. Как и он сам.
Когда же удивление спало, и Генрих снова обрел власть нал собственным разумом, король отдал приказ:
– Властью данной мне Всевышним, я объявляю о начале Божьего Суда! Пусть победит тот, кто стоит за Правое дело. Начинайте!
Он махнул рукой, и два рыцаря вступили в бой. Казалось, будто это сами Свет и Тьма ведут нескончаемую борьбу. По крайне мере, так это потом изображали легенды и картины. Люди, собравшиеся под кроной Древа Правосудия, стояли в немом ожидании. Звоны мечей не затихали, а лишь наоборот, усиливались… Но было ясно, что незнакомый рыцарь сильнее Фридриха. И вот, долгожданный момент…. Меч воина в белых доспехах сверкнул в лучах восходящего солнца, и лживый рыцарь оказался на земле, а у его груди замер клинок.
– Ты дал ложную клятву, рыцарь! Признай это, и я сохраню тебе жизнь.
Фридрих гордо вскинул голову, и в его глазах заплясали огоньки гнева. Но даже он не мог побороть в себе страх перед смертью….
– Признаю! Я дал ложную клятву, обманув Эльзу. Теперь твоя очередь.
Рыцарь убрал острие меча от груди Тельрамунда. Но встать не помог. Оба они поклонились Генриху, который хмуро смотрел на проигравшего.
– Ты солгал. Тебе нет прощения, тебе нет места среди рыцарей. Отдай свой меч, Фридрих Тельрамунд. Ты больше никогда не появишься в здешних краях. Клянись жизнью! Или умрешь на месте.
– Клянусь своей жизнью, – сказал рыцарь и отдал меч королю.
Больше он ни разу не появлялся в окрестностях Нойшванштайна.
– Скажи, рыцарь, как имя твое звучит. Откуда ты прибыл и зачем? – спросил Генрих, как только Фридрих покинул поле боя.
Защитник Эльзы надолго замолчал, обдумывая ответ. Наконец, он сказал:
– Мой король, я дал клятву никогда не называть свое имя. Но я могу сказать то, что я отпрыск старинного рода и ничем не запятнал своей чести.
Генрих улыбнулся, посмотрел на Эльзу и согласился:
– Я верю тебе, благородный рыцарь. И думаю, что ты захочешь взять эту прекрасную девушку в жены. Признаюсь, я вижу, что и она этого хочет….
Эльза с первого взгляда влюбилась в рыцаря. Щеки ее зарумянились, и она подала воину руку. Тот мягко взял ее и поцеловал, произнося:
– Я полюбил тебя, Эльза, когда только увидел тебя, не смотря на то, что в тот момент ты проливала слезы. Я стану твоим мужем, но ты должна поклясться, что никогда не попросишь назвать мое имя.
И Эльза ответила, не раздумывая ни мгновения. Все, что сейчас она ощущала, это безумное желание поцеловать рыцаря. В ее глазах заблестели искры радости, которые потухли в тот момент, когда умер ее отец.
– Клянусь.

Долгое время влюбленные жили счастливо. Рыцарь Лебедя прославился своими превосходными качествами в бою – не было ему равного ни в сражении, ни в турнире. Он стал преданным вассалом короля Генриха Птицелова, который часто брал его в военные походы. Множество побед одержали они, покрыв себя неувядаемой славой. Сильные трепетали перед рыцарем, а слабые благословляли его, как своего защитника. Казалось бы, все хорошо, но опасно оставлять врагов, которые могут нанести предательский удар. Так и случилось с Эльзой….
Спустя год прекрасная герцогиня родила сына. В честь этого замечательного события, Эльза устроила превосходный пир, куда были приглашены многие знатные люди. Среди них – Урсула, сестра потерпевшего поражение Фридриха Тельрамунда.
Сердце ее было черно, как ее волосы, цвета крыла ворона. Она питала нестерпимую злобу к Эльзе, завидовала ее красоте, какой не могла похвастаться сама. Урсула слыла коварной и жестокой женщиной, способной на самые подлые поступки. И поражение брата заставило ее нанести удар тому, кого она ненавидела. Эльзе.
– Здравствуй, дорогая! – Урсула подошла к прекрасной матери, которая так и пылала счастьем, – Я хочу поздравить тебя с этим замечательным событием! Твой ребенок прекрасен, как и ты. Уверена, он станет замечательным правителем и займет достойное место в списке герцогов. Но я боюсь, что ему может повредить слава о твоем отце. Нет, ты неправильно меня поняла, – быстро добавила она, когда заметила гнев на лице Эльзы, – Я о том, что твой сын никогда не узнает имени своего славного отца! Что ответит он тем, кто спросит его об этом?
И тут Эльза не выдержала – она гордо вздернула голову, глаза засверкали, а с губ слетели слова:
– Пусть неизвестно имя отца сына моего, зато всем известна его слава! Уходи, я не желаю тебя видеть!
Урсула поклонилась, ехидно скривив губы, и прошептала:
– Известна. Но что может сделать слава для безымянного?
Эти слова посадили в душе матери семя сомнения, которое вскоре пустило корни…

Вечером, следующего дня, Эльза, ужиная с рыцарем за столом, как бы невзначай завела разговор:
– Не должно быть недоверия между мужем и женой, откройся мне. Поведай, если тяготит тебя какая тайна – я смогу помочь.
Рыцарь же ответил только, стараясь, чтобы голос его звучал мягче, теплее…
– Ты сможешь мне помочь, если будешь доверять мне. Не задавай, прошу тебя, лишних вопросов…. Пожалуйста!
Но семя в душе Эльзы стремительно прорастало – оно уже окончательно впилось беспощадными корнями в сердце юной девушки.
– Я верю, любимый мой, что знатного ты рода! Но те, кто зла тебе желают, могут думать иначе. Не обернется ли это позором для нашего сына?
– Я оставлю нашему сыну в наследство свою добрую славу! И никто, никто не сможет попрекнуть его в незнатном происхождении! Прошу во второй раз, оставим эту тему…
Но росток уже вырос в душе Эльзы, полностью подчинив ее себе. И сказала она в третий раз, о чем потом пожалела, и то, что ее и убило:
– Не будет мне ни покоя, ни Счастья, пока не узнаю я тайну твою!
– Остановись, Эльза! – вскричал рыцарь, боясь того, что скажет сейчас его любимая, – Умоляю тебя, прекрати!
Герцогиня взмолилась, падая со стула:
– О, муж мой! Назови свое имя!
Рыцарь сел, положив усталую голову на подставленные руки. В глазах его угасли огни радости, он опечалился…. В этот момент он казался таким беспомощным.
– Не сдержала, Эльза, ты клятвы своей. И должен я покинуть тебя. Навсегда.
Слезы потекли из глаз жены прекрасного рыцаря…. Поняла она, что натворила. Эльза зарыдала, подползая к ногам мужа. Взмолилась она голосом безумным, безутешным. Но рыцарь ответил:
– Поздно, любимая моя. Слишком поздно. Не сдержалась ты – с рассветом я уйду, назвав свое имя перед всеми.
И заплакала Эльза пуще прежнего, но уже ничего не могла сказать она. Она лишь утонула в объятиях мужа, которого любила. Но которого потеряла.

Солнце взошло, его золотые лучи заиграли на глади озера Альп-Зее, сверкая и слепя глаза собравшихся на берегу людей. Прощание. Эльза стояла на берегу озера, усталая и разбитая, по щекам ее стекали слезы. Она выглядела так, как и год назад, при первой встрече с мужем… Генрих, который тоже явился на это прискорбное событие, смотрел на нее с жалостью.
Неожиданно пристал к берегу золотой лебедь-ладья, а на носу его стоял рыцарь – муж девушки. Казалось, доспех его, который всегда сверкал, потускнел и утратил всю свою красоту, а лебедь на щите казался черным.
– Прощайте! Пришло время разлуки. Знайте же, что я – один из рыцарей святого Грааля. Имя мое – Лоэнгрин, а мой отец – Парсеваль. Рыцари святого Грааля приходят на помощь невинным и, выполнив свой долг, возвращаются в свое братство. Но если рыцарь Грааля полюбит девушку, а она его, то он может остаться с ней навсегда. Однако, если она усомнится в нем и станет допытываться, кто он таков, то, как бы ни было это горько, должен он ее покинуть и вернуться в братство святого Грааля.
Обнял Лоэнгрин дрожащую Эльзу в последний раз. Поцеловал ее и взошел на ладью.
Медленно поплыл лебедь по озеру, скрываясь в рассветном тумане. И поднял рыцарь Грааля руку в знак прощания, а когда опустил – скрылся за горизонтом.
И в тот самый миг прокатились по округе стенания девушки, сердце Эльзы разорвалось на части от горя, и она, бездыханная, упала в озеро. Но вспомнила она пред этим слова отца своего: «Однажды, ты найдешь свое счастье, дочь моя. Не упусти его. Я люблю тебя!» Как же поздно явилось это воспоминание…



Всё в наших руках, поэтому их нельзя опускать © Коко Шанель


Форум » Наши ролевые игры » Замок Единорога » Легенды и история (Для легенд и истории)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Существующий единорог существует :)
Сайт управляется системой uCoz