Время: 22:27.


Мы рады вас видеть!
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Логин:
Пароль:
 
Замок Единорога
Новости О нас Список обитателей Библиотека Форум
Правила форума   Новые сообщения Поиск RSS
[28 Июнь 2016, 09:50] Поздравления (475) Автор: Celtic_Moon [О себе и о других]
[17 Июль 2015, 16:50] В разработке (1) Автор: Астамир [Душа Тайпана]
[01 Май 2015, 19:33] Разговоры у камина (3777) Автор: Снорри [Беседка]
[07 Декабрь 2014, 21:03] Музыка (171) Автор: Снорри [О себе и о других]
[03 Ноябрь 2014, 10:01] Проба пера или творческий дебют (3) Автор: Руслан [Литературное творчество форумчан]
Страница 9 из 15«1278910111415»
Модератор форума: Тэрриэль 
Форум » Литературный раздел » Литературное творчество форумчан » Проект-1
Проект-1
РусланДата: Пятница, 04 Май 2012, 17:56 | Сообщение # 161
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Чего-то я этот кусок в полуобмороке писал. Не чувствуется?

- Это ещё очень неплохо. – Заметил доктор, поднимаясь с колен и отряхивая брюки. – Вполне могли получить перелом основания черепа или что-нибудь в том же роде. Но шея у вас крепкая, обошлось. А лицо просто слегка обожжено. Не сильно, даже брови не подпалило… Видите нормально? Глаза в порядке?
Реймонд, приподнявшись на локтях, огляделся. Лежал он, видимо, там же где и шлёпнулся – в дальнем конце грузовой камеры, у входа в кубрик. Наверное, его побоялись переносить, опасаясь перелома позвоночника. В помещении царил полумрак – электролампа под потолком не горела, камеру освещали лишь химические свечи, расставленные на невысоких ящиках и ступеньках лестницы. Свечи были старые, слабые, дающие красноватый, колеблющийся свет, в котором все предметы виделись чёрными силуэтами, так что проверить остроту зрения представлялось затруднительным. Лейтенант моргнул несколько раз, перевёл взгляд с одной свечи на другую – в глазах ломило, но не двоилось и не расплывалось.
- Будем считать, что всё в порядке. – Прокряхтел бывший адъютант, садясь. В затылок незамедлительно вонзилась раскаленная пика, и Реймонд замер, дожидаясь, пока боль пройдёт. – Доктор, что случилось?
- Я думал, это вы мне объясните, что случилось. – С грустной усмешкой ответил маленький инородец, усаживаясь на мягкий бумажный пакет, перетянутый бечёвкой. – Я был немного занят и не смотрел вверх… Что-то взорвалось?
- Корабль, который нас преследовал. Вик приказал обстрелять астероиды, чтобы создать… завесу из обломков, что ли. Тучу пыли и мелких камней… Чтобы преследователь в неё врезался на полном ходу.
- Вполне в его духе. – Кивнул доктор.
- Но один камень оказался слишком большим. Он разбил люггеру весь нос, и там что-то взорвалось. Чёрт, доктор… - Реймонд прижал ладони к вискам и зажмурился, вспоминая тот миг. – Это невозможно, он же был размером чуть не с омнибус! Как они могли отколоть такую глыбу с помощью мушкетов и ручных бомбард?!
- Ну, не знаю, как именно они это сделали… - Покачал головой Блаузи. – Но вариантов много. Например, это мог быть отдельный камень, приплавленный к большому астероиду прослойкой льда. Она легко растаяла от выстрелов, вот он и отделился целиком… Или в астероиде мог быть карман замёрзших газов. От нагревания он взорвался, выбросив сразу большой кусок… Да какая теперь разница? Главное – Вику впервые вышло боком его знаменитое везение.
- Действительно… Кому теперь… - В голове Реймонда вдруг резко, рывком, прояснилось. Словно удар по темечку, ошеломило осознание того, ЧТО действительно произошло, и он принялся подниматься на ноги, цепляясь за стоящий рядом ящик и бормоча:
- Погодите… Погодите-ка…
- Вам лучше не вставать пока. – Посоветовал доктор, не предпринимая в то же время никаких попыток остановить «пациента». – А то не устоите и приложитесь снова об доски – на этот раз лбом.
- Устою. – Упрямо мотнул головой фок Аркенау и выпрямился окончательно. Оказалось, что кроме них с доктором, в грузовой камере находятся ещё четыре матроса, которых, лёжа на полу, юноша не мог видеть. Все четверо сидели на ящиках или пакетах – неподвижно, понурившись, опустив головы. Никто из них даже не взглянул на лейтенанта. Тот, в свою очередь игнорируя их, неуверенной походкой прошагал к лестнице. Вскинул голову и тут же схватился за лестничные перила, чтобы не упасть.
- Реймонд! – Окликнул его доктор.
Наследник Аркенау шумно втянул воздух сквозь зубы, выдавил из себя тихий, почти неслышный стон и опустил взгляд. Смотреть было не на что. Люк затянула синяя, почти непрозрачная, фосфоресцирующая плёнка. Защитное поле схлопнулось, а значит там, на открытой палубе, был вакуум. «Колпак жизни» сработал по аварийному варианту – уменьшил свою площадь, чтобы повысить прочность. Принял меры для спасения людей внутри корпуса, потому что люди снаружи выжить всё равно не могли… Да… Мощный был взрыв…

- Сколько… выживших? – Хрипло спросил лейтенант, с трудом продавив слова через перехвативший горло спазм. В сердце начал ввинчиваться ледяной буравчик.
- Кроме нас с вами – ещё семь человек. Сэм, Ганс, Михаэль и Карл – канониры. – Теперь Реймонда заметил, что голос судового врача был не спокойным, как ему сначала показалось, а скорее пустым, лишённым всяких эмоций. – Макс был в трюме, его послали за крепёжной нитью для ремонта. Фриц помогал мне. Брокхзен работал в машинном. Всё.

Последнее слово доктор произнёс отрывисто, словно выплюнул.
- А где?... – Не закончив фразу, Фок Аркенау обернулся к собеседнику и сел на ступеньки. Снова схватился за голову. – Где главный инженер? Он же тоже был в машинном.
- Дитц стал героем. – В бесцветном голосе инородца проскользнул намёк на усмешку. – Представляете, сколько энергии впитали паруса, когда их накрыло взрывом? А у нас предохранители сняты… Дитц разомкнул энергетический контур сразу же, как пошла перегрузка, и тем спас всю энергосистему – иначе тут даже провода в стенах расплавились бы. Вместо них расплавился Дитц… Размыкал-то он, если верить словам Брокхзена, голыми руками… Баллады не достойно, но уважения заслуживает.
Реймонд сглотнул и уставился в пол. Очень хотелось закрыть глаза и снова отключиться или хотя бы заснуть. На пару недель, может даже месяцев – пока с происходящим не разберутся. Вот только кто теперь будет разбираться? Не матросы же…
- С раненым нехорошо вышло. – Продолжал врач. – Малость лишнего пришлось ампутировать, и крови он много потерял. - Блаузи указал кивком на раненого, который теперь был укрыт до подбородка белой простынёй, позаимствованной, похоже, из гостевой каюты. - Рука у меня дрогнула, и не раз, особенно когда нас взрывом тряхнуло… Не знаю теперь, выживет ли.
Электролампа неожиданно вспыхнула, залив помещение ярким светом. Лейтенант прикрыл глаза ладонью, морщась, а доктор с наигранным оптимизмом произнёс:
- Оп! Брокхзен справился, молодец.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Пятница, 04 Май 2012, 18:31


РусланДата: Суббота, 05 Май 2012, 09:14 | Сообщение # 162
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


- А откуда энергия? Парусов-то больше нет… - Спросил Реймонд просто, чтобы не молчать – ответ он и так знал.
- От накопителей. Аккумуляторы должны быть почти полны, мы очень мало энергии использовали. – Пояснил Блаузи. – Если использовать только для освещения и подпитки «колпака» - надолго хватит. Да и с другими запасами… Михаэль и Фриц сейчас проводят ревизию в трюме. Но я и так знаю содержимое – если ничего не испортилось от всех этих манёвров, воды нам девятерым хватит месяцев на пять, еды – и того больше.
- Это хорошо. – Пробормотал фок Аркенау, вновь опуская взгляд. Наступило долгое, тягостное молчание. Уцелевшие сидели каждый в своём углу, стараясь не смотреть друг на друга. Снизу, из машинного, вернулся Брокхзен и тоже ни слова не говоря, уселся на ступеньки рядом с Реймондом, переставив на пол ненужную теперь свечу. Лейтенант покосился на младшего инженера и, сам не зная зачем, похлопал его по плечу. Тот кивнул, однако всё равно ничего не сказал.
Вскоре появились оставшиеся двое – они принесли из трюма хлеб в герметичном контейнере, консервы, солонину, лимонный сок и флягу с водой. Доктор порекомендовал всем подкрепиться, однако его совету последовали лишь трое – канонир Ганс и сами Фриц с Михаэлем. Подумав немного, к ним присоединился Реймонд. Пока резали не свежий уже, но всё ещё мягкий хлеб и солонину, Михаэль сходил в кубрик за кружками, разлил в них сок, разбавив его водой. К счастью, пока что никому не пришло в голову открыть спиртное, которое на корабле, безусловно, было. «А ведь обязательно придёт. – Подумал лейтенант. – Если их чем-нибудь не занять…». После глотка кислого сока Реймонду немного полегчало, и в голове у него стали появляться рациональные мысли. Глядя, как матросы с каким-то отчаянным остервенением жуют еду, с силой работая челюстями, как их товарищи, тоже не евшие почти весь день, безучастно сверлят взглядами пол, наследник Аркенау вдруг понял, что им сейчас куда тяжелее, чем ему. Конечно, они – взрослые, бывалые мужчины, куда старше и опытнее бывшего адъютанта. Команда наверняка повидала немало переделок, несла потери не раз. Но… Всех выживших членов экипажа «Родрика» раздавила потеря товарищей, друзей, а главное – командиров, которые могли бы дать подчинённым цель, приободрить, заставить забыть за выполнением заданий о личных переживаниях. Матросам нужен был командир. Из офицеров остался только доктор – человек умный, самостоятельный, но не привыкший командовать кем-либо, кроме себя самого. К тому же врач был близком другом капитана, старпома и главного инженера, так что ему, возможно, было даже хуже, чем всем остальным… Реймонд же был здесь чужим, в лучшем случае, гостем – и это сейчас давало ему силы. Теперь, успокоившись и разобравшись в своих чувствах, он понял, что куда больше гибели капитана и команды, его потрясла мысль о том, что он вновь в руках судьбы – заперт на дрейфующем корабле, опять ни на что не влияя. При Траунголе было хуже. Определённо. При Траунголе…

Фок Аркенау сделал долгий глоток разбавленного сока, почти осушив кружку, и внимательно посмотрел на ближайшего матроса. Тот без всякого выражения на лице смотрел на надкушенный бутерброд в своей руке. Лейтенант мог голову прозакладывать, что космонавт чувствует себя сейчас абсолютно и в точности также, как чувствовал себя Реймонд в заваленной трупами рубке. Это, несомненно, были самые страшные минуты в его жизни – когда адъютанту показалось, что он остался один. Когда нужно было что-то делать, а он не знал – что, и сказать было некому. А вокруг были только мертвецы… Лейтенант поёжился. Если б адмирал Каррисо вовремя не пришла в себя, кто знает – не повредился бы он рассудком, не совершил бы какой-нибудь глупости…
«Нужно заставить их чем-нибудь заняться. – Понял фок Аркенау. – Чем-то важным и полезным». Да, если бы он остался на корабле один – можно было бы лечь, устроиться поудобнее, и ждать спасения или гибели. Но в сложившейся ситуации он просто не мог себе этого позволить. Потому что от него, кажется, впервые что-то зависело.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Воскресенье, 06 Май 2012, 11:19 | Сообщение # 163
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


С другой стороны, ясно было, что он не может просто взять, и начать раздавать команды уцелевшим. Это же не военные, они не станут слушаться офицера просто потому, что он – офицер. Что характерно, весь экипаж «Родрика» знал о том, кем на самом деле является Реймонд фок Аркенау, и почему он попал к ним на борт – это многое говорило об отношениях капитана и команды. Дисциплина здесь не существовала сама по себе, она держалась на уважении и доверии меж офицерами и рядовыми членами команды. А значит, пытаться попросту «перехватить поводья» было бы большой глупостью. Особенно учитывая, что Реймонд и сам толком не представлял дальнейшего плана действий. Для начала нужно просто поставить перед ними проблему, которую они сами захотят решить. И ведь такая проблема действительно существует, просто о ней забыли за насущными делами и собственными горестями…
- Брокхзен. – Лейтенант поставил опустевшую кружку на пол и повернулся к сидящему рядом инженеру. – Скажи, сколько защитное поле «Родрика» продержится в аварийном режиме? При нынешнем раскладе?
- Ну, автоматика работает стандартно – пока запасы энергии в аккумуляторах не истощатся до пятидесяти процентов. – Отозвался инженер, покосившись на собеседника. – Часов сорок-сорок пять. Потом перейдёт в экономный режим, удерживая только воздух, и ослабляя входящее излучение. В таком – до полугода.
- Примерно соотносится с нашими запасами воды. – Добавил доктор Блаузи. – Должно хватить…
- Должно. – Кивнул Реймонд. – Но мы забываем об одной вещи. Мы всё ещё в поясе астероидов… А кораблём никто не управляет.
Доктор, инженер и несколько матросов уставились на лейтенанта.
- Чёрт… - Выдохнул Брокхзен.
- Поле сейчас отталкивает даже достаточно крупные камни… - Продолжил наследник Аркенау.
- Но и энергию жрёт в тысячекратном размере. – Закончил за него техник. – И от столкновения с по-настоящему большой скалой не убережёт. Чёрт…
- Корпус «Родрика» сам по себе достаточно прочный, чтобы выдерживать удары… - Неуверенно произнёс доктор.
- Конечно, - согласился инженер, - но не полгода же. Рано или поздно корабль просто раздолбают… Плотность камней в кольцах планеты куда выше, чем в обычных астероидных полях.
- По-моему, у нас есть два варианта. – Осторожно сказал Реймонд, переводя взгляд с врача на техника. – Или сделать так, чтобы нас побыстрее нашли, или постараться вывести корабль из астероидов. Третий – положиться на везение - лично я даже не рассматриваю. – Лейтенант усмехнулся краешком рта и ввернул для эффектности вычитанную где-то фразу. – Везение – это то, чего следует желать, но на что не следует рассчитывать.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Понедельник, 07 Май 2012, 11:50 | Сообщение # 164
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Бывший помощник инженера, а теперь, выходило, главный инженер корабля усмехнулся в ответ, и это уже было маленькой победой.
- Ну, первый вариант – не вариант. – Задумчиво произнёс он. – Аварийный маяк в «колпаке» вовсю шлёт сигналы бедствия, защитное поле светится с максимальной возможной яркостью. Другое дело, что заметить нас некому, а увеличить скорость движения радиоволн – явно не в моей компетенции. Это к Творцу Всеединому…
- Творец сейчас вершит судьбы галактик, не думаю, что у него найдётся на нас время. – Фок Аркенау постарался улыбнуться нормально, искренне.
- Вот именно. Что же до второго варианта… Двигатели, в принципе, в порядке, выступ надстройки должен был защитить сопла от повреждения взрывом. Энергия имеется… Корабль может двигаться.
- Без руля? – Впервые включился в разговор один из матросов. Кажется, это был Сэм – лейтенант ещё не очень уверенно их различал. – Штурвал-то – тю-тю.
- Руль и штурвал – разные вещи. – Брокхзен почесал кончик носа. – Руль там же, где и двигатели – на уровне нижней палубы. Не должны были пострадать. Провода и тяги, соединяющие руль со штурвалом на мостике, проходят через всю корму. До них можно добраться изнутри и попробовать управлять рулём напрямую. Конечно, грубо получится – руль нужно будет перекладывать сильно заранее. Никаких плавных и тонких манёвров.
- Ну да, это как заставлять человеческую руку двигаться, дергая её за оголённые сухожилия. – Покивал Блаузи.
- Спасибо, док. – Сдавленно прохрипел матрос, разглядывавший надкушенный бутерброд. Теперь он уверенно отложил хлеб с солониной в сторону. – Это вы очень вовремя вспомнили.
- В общем, заставить корабль двигаться мы можем. – Заключил техник. – Но смысла в этом нет.
- Почему? – Удивлённо поднял брови Реймонд.
- А куда лететь? – Опередив открывшего было рот инженера, ответил доктор. – Мы же ничего не видим. Есть, конечно, в трюме запасной комплект навигационного оборудования – астролябия, гравитационный компас, магнитный и радиокомпасы, ну и прочее… А проку-то? Допустим, определим мы своё положение относительно планеты и радиобакенов трассы. Дальше что? Главная проблема – астероиды. Если впишемся в большую скалу даже на самом малом ходе… Через люк в палубе и пушечные порты мы не можем видеть, что происходит перед нашим носом. Мы слепы.
Брокхзен только молча кивнул. Реймонд, закусив нижнюю губу, несколько секунд напряжённо размышлял, потом с тяжким вздохом откинулся назад и уставился в потолок, не обращая внимания на больно впившиеся в поясницу и спину края ступенек. Помолчали. Доктор подошёл к раненному, откинул покрывало и стал осматривать его ногу. А у Реймонда в голове хаотично проносились воспоминания. Сходу не найдя решения, он принялся гонять туда-сюда мысли – эдакий мозговой штурм силами одного человека. Вновь вспомнил заваленную трупами рубку «Лунной дорожки», себя, сжимающего окровавленную шпагу в руках, адмирала Каррисо с прожжённой дыркой в плече. Адмирала Каррисо… А ну-ка, шажок назад…

Фок Аркенау вспомнил, как Каррисо и её штаб командовали одновременно и флагманом, и всеми кораблями флотилии. Только на основе полученной информации – ведь на мостике не было окон… Нет, это не то. Совсем не то. Но принцип!.. Реймонд сел и, обхватив ладонями вспыхнувший болью затылок, позвал:
- Доктор!
- Да? – Обернулся маленький инородец.
- Я читал в одной книге, что у людей, лишённых зрения, обостряются остальные чувства. Слух, обоняние…
- В принципе, верно. В этом нет ничего удивительного…
- А может и нам стоит попробовать? Гравикомпас – он ведь определяет мощные источники гравитации, их положение и расстояние до них. Так можно найти в системе планеты даже без карты. Можете вы усилить его чувствительность, чтобы он определял и более слабые источники? Такие, как крупные астероиды?
- Ну, я не настолько хорошо разбираюсь в тонкой технике… - Протянул врач.
- А и не надо. – Брокхзен вдруг рывком встал на ноги. – Чувствительности гравикомпаса итак достаточно. – Инженер щёлкнул пальцами и улыбнулся. – Она искусственно занижена – чтобы прибору не мешала искусственная гравитация самого корабля. Нам нужно сделать только две вещи – снять с гравикомпаса ограничители и отключить на корабле гравитацию. Пока экипаж работал на мачтах и открытой палубе – это было бы убийством, а теперь – ничего страшного. Придётся, правда, кое-что сломать…
- Нужно будет закрепить предметы и закрыть чем-нибудь люк. – Дополнил его Реймонд, ощущая необычайный душевный подъём. Получалось, черт подери! Даже больше, чем он поначалу рассчитывал! Но нельзя терять голову, радость успеха может одурманить – это наследнику Аркенау не раз говорил отец. – И нужно приступать прямо сейчас, пока защитное поле работает в усиленном режиме – камни помельче с таким топорным управлением облетать будет сложно…
- Компас даже со снятыми ограничителями не сможет определять положение астероидов размером меньше половины нашего корабля. – Подтвердил техник. – И это хорошо, иначе мы просто потерялись бы в показаниях… А так – стрелка компаса будет указывать на самый близкий булыжник опасной массы.
- Прежде чем отключать ограничители, нужно будет определить наше положение относительно планеты. – Фок Аркенау тоже встал со ступенек и потянулся. Кроме головы теперь побаливала ещё и спина. – Потом определим по радиокомпасу курс на трассу – и так сможем не влететь в Денеб-VIII. Всё, надо действовать. Если мы запустим двигатели, время действия усиленного режима «колпака» сократится. Вот выберемся из астероидов, подлетим к регулярным маршрутам на сколько хватит энергии, и можно будет дрейфовать в своё удовольствие. Доктор. – Он повернулся к серому инородцу. – Думаю, вам следует взять кого-нибудь в помощники, принести сюда и развернуть нужное оборудование. Мы с Брокхзеном посмотрим, где здесь можно добраться до рулевого управления. Я недолго служил на похожем корабле, и нам показывали устройство всех его систем. В подмастерья сгожусь. Остальным, полагаю, лучше всего будет заняться подготовкой корабля к отключению гравитации. Зафиксировать тяжёлые предметы, убрать в сундуки всякую мелочь… Все согласны?
- Я согласен. – Почти сразу же ответил доктор Блаузи.
- И я. – Поддержал его техник.
Реймонд обвёл взглядом остальных. Матросы, после небольшой неуверенной паузы, закивали.
- Ну что ж… Пойдёмте, покажу, что нужно делать. – Брокхзен усмехнулся. – Товарищ лейтенант…

Конец четвёртой главы.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Вторник, 08 Май 2012, 16:27 | Сообщение # 165
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Планы на будущее весьма примерные. К пятой главе пока только крайне общая схема. В начале мы знакомимся с новым персонажем - следователем СБП, которого подключили к делу, а он знакомится с собранным делом, биографиями наших героев (так мы узнаем о них подробности) и людьми, уже занимающимися расследованием. В середине он знакомится с адмиралом Каррисо и обнаруживает что она пытается организовать своё расследование. В конец главы нас ждёт погоня на каретах по ночной столице со стрельбой и взрывами.
Кроме того, важный момент - в начале главы новый следователь сообщит, что квалификация преступления, в котором обвиняют Реймонд, как коронного, признана ошибочной (собственно, там была очень сильная натяжка, и этого ожидали - просто рассчитывали за несколько дней особых полномочий успеть выбить из лейтенанта признания, а дальше будет уже не важно). Заговорщики начнут опасаться, что дальнейшее использование полиции и других официальных органов привлечёт внимание кого не надо, и это в последствии откликнется тем, что официальная охота на Реймонда станет весьма вялой и общеимперских масштабов, чтоб его фото на каждом столе висело, не достигнет, а на след героя выйдут частные бойцы враждебных сил. Именно привлечение этих "частных войск" позволит, когда охота на лейтенанта станет слишком шумной, выйти на участников заговора.
Пока всё.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Четверг, 10 Май 2012, 17:07 | Сообщение # 166
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Итак, общий план сюжета готов. Реймонда с уцелевшими подберёт большой торговый корабль местной Ост-Индской Компании. Лейтенант загонит им за полцены груз «Родрика», а заодно и самого «Родрика» - корабль вполне подлежит восстановлению. В свою очередь торговцы доставят героя к ближайшей планете и сделают вид, что никого не видели («Родрика» сразу перекрасят и переименуют, и не было его). По пути доктор и лейтенант обдумают, куда же вёл их капитан, и придут к выводу, что Реймонда должны были доставить в действующую армию под покровительство кого-либо из знакомых адмиралу Каррисо крупных полководцев. Решив выбираться туда же, чтобы на месте разобраться, Реймонд (обладающий теперь очень неплохими деньгами), наймёт кораблик и взвод опытных солдат-наёмников, после чего двинется на север. Тут-то ему на хвост упадут собственные люди заговорщиков, имеющие целью поймать героя и передать своим людям из охранки. Однако лейтенант по-тихому не попадётся, и образуется много шума, погонь и стрельбы прямо на глазах у имперских войск и граждан.
Как только сведения о происходящем дойдут до адмирала, расследование которой к тому моменту зайдёт в тупик (ибо всё же возможности не те), она поднимет остатки своей флотилии и под выдуманным предлогом поведёт к месту событий, чтобы следить за происходящим поближе. Герой-сыщик тоже сделает верные выводы и тихо последует за адмиралом.
Тем временем силы заговорщиков таки загонят в угол лейтенанта с его людьми на одной из фронтовых планет, лейтенант устроит «дом Павлова»... Тут-то их в последний момент и накроет адмирал (классическая сцена прибытия кавалерии когда уже почти всё потеряно). Подоспевший следователь получит в свои руки пленённых исполнителей, среди которых обнаружится его давно пропавший агент (сумел внедриться, но не нашёл способа передавать данные, не спалившись). Через агента и исполнителей следователь выйдет на заговорщиков из числа высшей имперской знати. Далее их без шума и пыли накроют в столице и имениях. Тем и кончится. В конце следователь за ужином в ресторане по случаю успеха рассказывает подробности заговора адмиралу и лейтенанту – для тех читателей, кто сам не догадался. Герои получают компенсацию и приглашение сотрудничать при случае, а читатель – намёк, что следователь на самом деле состоит в какой-то существенно более влиятельной организации чем охранка. Happy End.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Пятница, 18 Май 2012, 18:02 | Сообщение # 167
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Четвёртая глава ещё не вычитана, отдельные читатели (вернее, читательницы), жалуются на её тяжеловесность... А меня так и подмывает сесть за пятую. Аж спать не могу - уже экспериментирую с начальными строчками. И это при том, что сюжет главы до сих пор не продуман, и я даже не уверен, обо что она будет. Похоже, ключевую роль в главе должен сыграть разговор нового героя (следователя) и адмирала - а вот его содержание, чтобы было одновременно интересно, информативно и значимо для сюжета, я никак не могу продумать. Но, наверное, как кашель пройдёт - сяду работать. Русский "авось" всегда с нами...

Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Вторник, 22 Май 2012, 18:15 | Сообщение # 168
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Скомпоновал и подчистил

Глава 5

На столицу опускались сумерки, но фонари у входа в ресторан «Чёрный селезень» ещё не горели. Здесь, на второстепенных улицах, вдалеке от центра и главных проспектов, городские власти и хозяева заведений предпочитали экономить на освещении. Фонарщик появится тут лишь когда тьма станет совсем уж непроглядной. Пока же света, льющегося из окон и витрин вполне хватало, чтобы горожане не путали проезжую часть с пешеходной.
Старший следователь СБП Омар Пер-Шаври, откинувшись на мягкую спинку стула, неторопливо потягивал фирменный для «Селезня» крепчайший чёрный чай из столь же фирменного прозрачного стаканчика, больше смахивающего размерами на рюмку. С его места было одинаково удобно разглядывать как заставленный разновеликими круглыми столиками главный зал, так и улицу перед заведением. Впрочем, что внутри ресторана, что снаружи не происходило ровным счётом ничего интересного. И слава Творцу – ведь Омар ценил «Селезня» в том числе за это. Ресторан был по-настоящему тихим и спокойным местом. Расположен довольно далеко от шумных главных улиц, но не настолько, чтобы сюда была сложно добраться. Достаточно престижен и богат, чтобы иметь стеклянную витрину во всю внешнюю стену и вышколенную прислугу, но не настолько, чтобы обзавестись профессиональным снобизмом – когда людей в слишком скромной одежде просто не пускают на порог, а меню пугает названиями на неизвестных языках. Нет, заведение совершенно не стремилось к помпезности. Его обстановка работала скорее на атмосферу уюта, умиротворения – облицованные панёлями из тёмного дерева стены украшали акварельные пейзажи самого идиллического вида. Освещение обеспечивали золотистые химические светильники и приглушённые полупрозрачными колпаками электролампы. Столики были расставлены по зале в художественном беспорядке, но с обязательным соблюдением дистанции меж ними. У дальней стены имелась длинная барная стойка, где можно было, не обращаясь к официанту, приобрести закуски или не слишком крепкие алкогольные напитки (крепкие здесь не приветствовались). Из расположенных по углам динамиков лилась мягкая музыка – ненавязчивая, однако способная заглушить тихий разговор за соседним столиком. В «Чёрного селезня» приходили не развлекаться, а расслабляться и вести дела – но только такие, которые не требуют немедленного составления письменного протокола. Приходили пожилые офицеры в свободное от службы время, приходили почтенные горожане, закончившие с дневными хлопотами, приходили купцы и чиновники средней руки, чтобы обговорить планы на будущее и предварительно присмотреться к потенциальным партнёрам…

В общем, идеальное место для беседы со свидетелем, которого уже десять дней к ряду изводят допросами. Особенно если свидетель – дама…
Пер-Шаври наклонился к столику, чтобы долить себе чаю и бросил взгляд на большие ходики у барной стойки. Ещё несколько часов – и день закончится, начнётся новый. «Маловато за сегодня сделано, если честно». – Подумалось следователю. – «Но и правильно. Сегодня – только готовим почву…»

* * *

Хотя Омар Пер-Шаври прибыл в столицу рано утром, до главного здания СБП он добрался лишь ближе к обеду. Из порта следователь первым делом направился в Императорскую судебную канцелярию, где получил подробные инструкции, запечатанное письмо Судебной Комиссии и некоторые другие бумаги. Всё это отняло несколько часов. Затем, взяв извозчика, он поехал проведать свою столичную квартиру. Там Омар выломал заржавевший за время его отсутствия замок на двери, снял с мебели чехлы, убрал веником паутину и пыль в самых видных местах, наконец, вызвал мастера, чтобы подключить газ и электричество. Ну и починить дверь заодно. И только после этого уже двинулся в штаб охранки. Пешком. К тому моменту, когда мастер закончил возиться с новым замком, солнце успело подняться высоко, а, учитывая, что в столицу наконец-то пришла нормальная весна, не прогуляться было бы настоящим преступлением. Мастер и встреченные в канцелярии знакомые все уши прожужжали Омару, рассказывая о том, что голубое небо над городом появилось лишь три дня назад, когда южные ветра разогнали низкие тучи. Следователю очень хотелось посмотреть на умытую недавними дождями столицу, в которой он не был больше года. Так что ловить извозчика он не стал а, постукивая по брусчатке тросточкой, неспешно зашагал уже подзабытым маршрутом.
Шёл медленно, внимательно глядя по сторонам и отмечая изменения - там исчезло старое трухлявое дерево, тут открылась новая пивная, а вот за этими заколоченными дверьми раньше был магазин готового платья…

Выйдя к Театральной площади, нашёл свободную скамейку в тени одного из древних дубов, которыми площадь славилась, и перевёл дух. Здесь всё осталось по-прежнему. Высилась мраморная громада Вильгельмова театра, украшенная позолоченной лепниной и яркими пятнами афиш, приклеенных прямо на фасад и колонны. Прогуливались ожидающие начала представления или просто праздношатающиеся горожане. Метались в воздухе стаи голубей, которых здесь было поменьше, чем, скажем, на Дворцовой, Сенатской или других крупных площадях. Патрульные полицейские старательно не замечали молодых художников из Академии тонких искусств, каковые, держа на коленях альбомы, в количестве двух десятков человек оккупировали газон напротив здания театра – сделать его карандашный эскиз считалось чем-то вроде первого испытания для будущих гениев мольберта и кисточки.
Полюбовавшись на всё это примерно полчаса, Пер-Шаври с кряхтеньем встал и двинулся дальше, на ходу думая о некоторой иронии, заключающейся в названии этого театра. Если построивший его три века назад на свои личные средства император и рассчитывал таким образом оставить о себе добрую память, то преуспел лишь отчасти. Любой житель столицы знал, что самый большой театр Империи, жемчужину и украшение стольного града, возвёл император Вильгельм. Но вот какой именно Вильгельм – помнили лишь очень немногие. Главным образом – историки и летописцы. Ничего удивительного, если учесть, что в правящей династии использовались всего три мужских имени, и всех императоров звали либо Фридрихами, либо Вильгельмами, либо Фридрих-Вильгельмами. Только редкие императрицы, да ещё большой оригинал Иосиф I, вносили какое-то разнообразие в вильгельмо-фридриховую монотонность. За пять сотен лет Вильгельмов накопилось изрядно. Вот и нынешний правитель Империи, тоже Вильгельм, был по счёту пятнадцатым.

Так, размышляя на отвлечённые темы, Омар добрался до своей цели – длинного четырёхэтажного здания центрального штаба Службы Безопасности. Здесь вышел небольшой конфуз – охрана отказалась впускать его через главный вход, приняв за осведомителя. Пришлось продемонстрировать значок офицера СБП. Извинились, пропустили. Наградив охранников тяжёлых взглядом, следователь вошёл в холл штаба и сразу же направился к посту внутренней охраны. Там, к счастью, дежурил знакомый жандарм.
- Михаэль, ну хоть ты-то меня ещё помнишь? – Нарочито печальным голосом поинтересовался Омар, облокачиваясь о стойку охранника.
- Господин Пер-Шаври! – Широко улыбнулся усатый страж порядка, и весело уточнил. – Издеваетесь?
- Ну почему же. – Пожал плечами следователь. – Вот твои коллеги снаружи меня вообще гнать хотели. За какого-то мелкого жулика приняли…
- А, молодые… - Кивнул жандарм. – Пока вы были на севере, состав изрядно обновился. Опытных из жандармерии и СБП в основном поближе к фронту шлют, вот как вас… А в столице главным образом молодёжь и всякие «лучшие из худших», из провинциальных отделений переведённые… И мой вам совет – одевайтесь как положено старшему следователю, вас и не будут ни с кем путать.
- Мне не идёт чёрный цвет. – Усмехнулся Омар, выпрямляясь и одёргивая за лацканы свою мятую коричневую куртку. – Пусть лучше за жулика принимают, чем за гробовщика. Слушай, а скажи-ка мне, где найти такого Фредерика цур Горберга, старшего следователя?
- Дело об отравлении, да? – Понимающе хмыкнул охранник. –Третий этаж, триста шестнадцатый кабинет. Худо ему нынче…
- Да уж догадываюсь… Он тоже из новеньких?
- Ага. Полгода как перевели в столицу откуда-то с юга. Вроде как хороший специалист, начальником отдела у себя в провинции был. Здесь ему сразу группу дали. Теперь вот влип он с этой историей…
- Ясно. Ладно, свидимся. Пойду, добью страдальца…


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Вторник, 22 Май 2012, 23:03 | Сообщение # 169
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Ух ты! Кажется, нашёл ещё одну отчасти родственную душу. Даже две души (авторов двое).
Комикс "The Highest Sea" ("Вышнее море")
http://a-comics.ru/comics/highest-sea/0



Пускай и даст мне двести очков форы в плане оригинальности, но немалую духовную общность с создателями ощущаю. Приятно знать, что таких маньяков не только двое - ты сам и покойный Уолт Дисней biggrin biggrin


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Среда, 23 Май 2012, 14:15 | Сообщение # 170
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Распрощавшись с жандармом, следователь не спеша, чтобы не запыхаться на лестницах, поднялся на третий этаж и отыскал нужный кабинет. Постучал для проформы и, не дожидаясь разрешения, вошёл.
- Что там… Я занят. – Пробурчал хозяин кабинета, отвлекаясь от разбора загромоздивших его стол бумаг и поднимая взгляд на гостя. – Вы, простите, кто?
- А я вот, как раз, по вашему делу. – Улыбнулся как можно дружелюбнее Омар. – Фредерик цур Горберг, верно?
- Верно. – Кивнул тот и захлопнул лежащую перед ним папку. – С кем имею честь?
- Старший следователь Омар Пер-Шаври. – Старый сыскарь поднял правую руку на уровень лица, держа её ладонью к себе – такой жест был принят на его родине при знакомстве. – И у меня для вас две новости… Догадываетесь какие?
- Плохая и ещё хуже? – Предположил Фредерик уныло. – Да вы сядьте.
- Спасибо. – Омар опустился на стул для визитёров и поёрзал. Определённо предполагалось, что место напротив следователя будет занимать подозреваемый или свидетель, которому для пущего смущения следует ощущать себя не в своей тарелке. Так что стул удобством, мягко говоря, не отличался. – Ну почему сразу так пессимистично? Одна новость хорошая – я теперь работаю с вами. По крайней мере, пока не закроем дело об отравлении. Очень удачно сложилось – я как раз завершил последнее расследование, когда возникла потребность в усилении группы. Ну а две головы ведь всегда лучше одной, если только они не на одних плечах…
- Угу. – Судя по кислому виду Горберга, «хорошая новость» его не особо порадовала. – А плохое что?
- Я утром был канцелярии, и меня просили вам передать… В общем, квалификация расследуемого нами дела как коронного преступления признана ошибочной. Вот, тут письменное подтверждение от Коллегии. – Омар достал из внутреннего кармана куртки запечатанный конверт и положил его на стол. – Так что никаких больше особых процедур допроса, дополнительных средств и тому подобного.
- Вот дьявол… - Протянул Фредерик, слегка удивив Омара. Он определённо был расстроен, но… ни капли не удивлён. Словно давно ждал такого известия. – И это после побега Аркенау…
- Если честно, то даже странно, что запрос на присвоение преступлению статуса коронного прошёл так легко. – Продолжал Пер-Шаври, внимательно глядя на коллегу. - Теперь дело классифицируется как убийство одного лица и покушение на убийство группы лиц, находящихся на государственной службе. Радуйтесь, что с такой формулировкой его вообще не передали городской сыскной полиции. Я не буду вас спрашивать, Фредерик, зачем вы подавали запрос… Но может вы сами скажете?
- Да чего тут такого… - Пожал плечами хокландец. – Как обычно – ускорить хотелось. Дело-то ясное, а военные палки в колёса ставить начали.
- Вот насчёт ясности дела… - Старый следователь наклонился вперёд, уперев трость в пол и обхватив её набалдашник обеими ладонями. – В канцелярии мне также неофициально намекнули, чтобы мы с вами не упирались так в одну версию. К слову, вы в курсе, что глава семейства фок Аркенау покинул свою фамильную резиденцию и со дня на день будет в столице?
- В курсе. – Скривился Фредерик. – Но у меня достаточная доказательная база. Если вы ознакомитесь…
- Давайте. – Кивнул Пер-Шаври. – Я бы хотел изучить личные дела фигурантов, а также протоколы допросов и обысков. Пока только их. Они ведь у вас на руках?
- Да, в архив не сдаю. – Цур Горберг выдвинул один из ящиков стола. – Полностью в вашем распоряжении.
- Один момент. – Омар предупредительно воздел палец. – Меня не было больше года. Не думаю, что мой кабинет меня дождался. Можно мне устроить тихое местечко, чтобы почитать спокойно? Выносить документы из здания неохота, пока все бумаги оформишь.
- А здесь и почитайте. – Хозяин кабинета переставил на пол несколько бумажных стопок со столешницы, и положил на их место нужные папки. – Я как раз собирался пообедать где-нибудь… С утра тут сижу. Кабинет на пару часов весь ваш.
- Очень любезно с вашей стороны. – Омар поднялся, чтобы пересесть в хозяйское кресло. – А где вы обедаете?
- «У печёного уткоклюва». – Ответил Горберг, застёгивая сюртук и снимая с вешалки шляпу.
- Хорошее место, знаю. Приятного аппетита.
- Спасибо.
Дверь за хокландцем захлопнулась. Омар посидел немного, буравя створку задумчивым взглядом, и взялся за документы.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Четверг, 24 Май 2012, 13:23


РусланДата: Четверг, 24 Май 2012, 15:18 | Сообщение # 171
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Для начала – личные дела. Папки тоненькие, лишь с самой общей информацией, зато их целая стопка. Штук двадцать, наверное. Всех сегодня не просмотреть, потому начнём с действующих лиц последнего акта сей трагедии… Итак, четверо. Лейтенант Императорского Флота Реймонд фок Аркенау, лейтенант ЕИВ Корпуса морской пехоты Отто Громбрау, адмирал Сорок Девятого вспомогательного флота Эльда Каррисо и её кухарка, Нарция Винс… Вирс… Тьфу, чёрт. Почему заголовки личных дел написаны от руки? Ладно, кухарку мы в любом случае будем рассматривать в особом порядке. Удивительно мало внимания ей уделили люди Горберга… Так, дальше… Лейтенант Громбрау в данный момент недоступен – в столице был проездом, после побега фок Аркенау дал показания и отправился дальше. Сейчас, скорее всего, на полпути к фронту. Его тоже во вторую очередь.

Остаются у нас двое… Реймонд фок Аркенау тоже наверняка где-то далеко, но он у нас фигура центральная, с него и начнём.
Пер-Шаври открыл выбранную папку на первом листе. Первый лист – это самое основное, выжимка. Имя… Год рождения… Ага, текущий возраст – двадцать один год. Место рождения – фамильная вилла… Единственный ребёнок в семье. Семейное положение – женат, детей нет. Биометрические данные, медицинские данные… Фотографии.
Фотографий лейтенанта оказалось две – чёрно-белая, очень хорошего качества (видимо, из семейного архива), и её цветная копия, раскрашенная умелым художником. Судя по снимкам, фок Аркенау был типичным молодым гроссландцем – довольно высокий, хорошо сложенный, с немного вытянутым овалом лица, острыми скулами. Короткие, курчавые волосы тёмно-русого цвета и серые глаза - если художник не наврал с красками. Обычный юноша… Да и биография… Следователь перевернул страницу и принялся читать, подперев ладонью подбородок.
В общем-то, ничего интересного в биографии Реймонда не обнаружилось. Прожил он пока немного, и событий в его жизни было не густо. Если не считать последние месяцы, разумеется. Родился в имении своей семьи, там же и рос, там же и получил домашнее образование – родители наняли учителей, обычная для дворян практика. Нельзя сказать, что парень вырос в изоляции – всё детство провёл среди весьма многочисленной компании сверстников. В том числе детей слуг, рабочих и батраков – нравы в семействе Аркенау довольно простые. За ребёнком, понятное дело, приглядывали в оба глаза, но без того чопорного фанатизма, который характерен для придворной знати. По свидетельствам наёмных учителей (которые, конечно же, состояли на жаловании в СБП), мальчик был смышленый, но ленивый. Нет, не бездельник – если ему давали какое-то поручение, то он его выполнял в меру сил. А вот чтобы сделать чуть больше, чем поручено… Какой-то интерес испытывал лишь к чтению и фехтованию, воспринимая эти предметы скорее как развлечение.
В восемнадцать лет, по достижении совершеннолетия, женился на Натали фок Бибергоф – дочери друга семьи, Якова фок Бибергофа, с которой был обручён с рождения. Отношения с женой поддерживал несколько отстранённые, но дружественные. Видимо потому, что практически с ней не виделся – в тот же месяц Реймонд был отправлен на обучение в академию флота, и следующие два года домой наезжал раз в два месяца, не более чем на неделю. В офицерском училище опять же проявил уже известные качества. Согласно выпускной характеристике, юноша обладает неплохими командными способностями, проницателен, рассудителен, в то же время избытком инициативы не страдает. Рекомендован к вспомогательным командным должностям – заместителя, помощника, начальника штаба при опытном командующем…

По окончании обучения назначен старшим помощником на реакторный бриг орбитальной охраны «Гремящий». Уже через месяц переведён по протекции отца в адъютанты капитана флагманского линкора «Лунная дорожка». Опять же, стандартная практика – в качестве адъютанта молодой офицер может почти ничего не делать, только смотреть на действия более опытных космонавтов, тем самым набираясь опыта. Вот так и набирался, до самого Траунгольского сражения. Дальше – история известная, хотя есть интересный момент. О действиях лейтенанта во время сражения известно исключительно со слов адмирала Каррисо – других живых свидетелей не нашлось. Не то, чтобы слова адмирала имело смысл ставить под сомнение, но следует учесть…

Собственно, вот и вся биография – на двух листочках. Остальное – справки, прилагающиеся документы, данные по жене и родителям… Это всё попозже.

Омар, не закрывая, отложил папку в сторонку, и взял другую. Хмуро уставился на первый лист. Фотография адмирала в деле была одна, сделанная, очевидно, специально для документов – а значит, чёрно-белая и ужасного качества. Со снимка, запечатлевшего Каррисо от макушки до плеч, на следователя смотрело нечто глазастое и ушастое. Вроде, вполне человекоподобное… Сказать больше было сложно. На тёмном фоне с трудом угадывался овал лица – широкие скулы, острый подбородок, такую форму ещё называют «сердечком». Вроде бы стройная шея, узкие плечи и короткие волосы… Да ну к дьяволу! Проще найти старую газету со статьёй про Траунголь, там наверняка будет снимок получше… Вздохнув, следователь погрузился в чтение.

Итак, Эльда Каррисо. Аборигенское имя – Филиция Вицпитринс. Место рождения, год рождения… Текущий возраст, выходит, тридцать девять лет. Родители… Гражданство – по праву отцовской выслуги.
Ага. Значит, отучилась четыре класса в бесплатной школе при храме Спасителя-Искупителя, как и большинство детей из небогатых семей. В гимназию поступить не пыталась. Впоследствии, однако, уже после получения офицерского чина, активно занималась самообразованием, много читала. С десяти лет начала работать – сперва помогала матери на швейной мануфактуре, далее точных данных нет, но последнее место работы – государственная мушкетная мануфактура, сборка тесла-замков. Практически никакой подробной информации о детстве адмирала не найдено. Есть табель успеваемости в школе – оценки хорошие, замечаний по поведению нет. Есть письменная похвала мастера с мушкетной мануфактуры – благодаря тонким длинным пальцам, ловкости и сообразительности девочка отлично справлялась со сборкой сложных устройств. И всё. Обидно, но удивляться нечему – если бы имперская бюрократия уделяла всем гражданам поровну внимания, архивы полопались бы, затопив планеты бумажным селем…


В шестнадцать лет, по небольшой протекции, Каррисо поступила в офицерское училище флота. Протекцию обеспечил коммандер Гёнц фок Аншонс, видимо, по просьбе отца Эльды – последний много лет ходил боцманом с фок Аншонсом когда тот был ещё капитаном, и имел некоторые дружеские связи с командиром. Неизвестно точно, была ли это инициатива самой Эльды или её отца, но всё прошло гладко. Каррисо заняла место, которое обычно оставляется для сирот из офицерских семей – в том году как раз на него никто не претендовал. Отучилась положенные два года без эксцессов, оценки от преподавателей имела средние – несколько выше по тактике и стратегии, довольно низкие по фехтованию и стрельбе. Впрочем, в офицерском училище до самого последнего времени фехтованию не столько учили, сколько проверяли навыки – дети из военных дворянских семей этому, как правило, обучаются до шестнадцати лет, дома… В восемнадцать лет получила патент и назначение вторым помощником на тридцатишестипушечный парусный фрегат «Нетопырь», под командование капитан-коммандера цур Гросханд. Фрегат являлся флагманом отдельной патрульно-истребительной эскадры, в которую помимо него входило ещё два фрегата поменьше, о двадцатичетырёх пушках. Дел у эскадры было много – она действовала в северном приграничье, где караванные пути подвергались набегам со стороны не только пиратской вольницы, но и профессиональных каперов северян, зачастую при поддержке военного флота. В связи с этим и карьерный рост там шёл весьма быстрыми темпами. Через год старпом «Нетопыря» получил собственный корабль, и Каррисо в порядке общего повышения заняла его место.

С девятнадцати до двадцати одного года служила первым помощником, имела положительные рекомендации от капитана. В двадцать лет получила первое серьёзное боевое ранение, вернее – сразу два серьёзных колотых ранения в живот, кинжалом. «Нетопыря» попытались взять на абордаж, сказались низкие фехтовальные навыки… Вернулась к исполнению обязанностей всего через два месяца, по данным госпиталя – не до конца оправившись. Когда Эльде исполнился двадцать один год, произошло переломное событие. Про такое ещё любят писать романисты. Эскадра попала в засаду, устроенную регулярным флотом Северной Коалиции. Вместо единственного капера патрульные столкнулись с полудюжиной тяжёлых кораблей, причём в весьма невыгодных географических и погодных условиях. Один малый фрегат был уничтожен почти сразу. Второй фрегат и флагман пытались отступить к зоне патрулирования имперского флота, но не могли выйти из огневого контакта с противником. Вскоре капитан-коммандер цур Гросханд погиб, и Каррисо, как старший помощник, приняла командование сперва над флагманом, а когда выяснилось, что капитан второго фрегата ранен, и над остатками эскадры. Предприняв ряд решительных и неожиданных манёвров, Каррисо сумела спасти «Нетопыря» и часть экипажа второго фрегата, который потерял ход. «Нетопырь» был восстановлен, и когда поднялся вопрос о назначении нового капитана, Каррисо подала прошение о принятии своей кандидатуры. Ей вновь оказал поддержку коммандер фок Аншонс, к тому моменту уже вышедший в отставку, но лишь расширивший связи. Каррисо получила капитанство, однако отдельная эскадра восстановлена не была.

«Нетопырь» вошёл в состав другого подразделения. Дальше карьера Эльды несколько замедлила темп – за шесть лет она дослужилась от капитана до капитан-коммандера отдельной эскадры из четырёх фрегатов. Следующие три года в сём чине гоняла пиратов и каперов с неплохими результатами, в связи с этим завела ряд знакомств, в том числе и сомнительного толка (запись в скобочках советовала смотреть подробности по этому вопросу в приложении 1). Очередной перелом в судьбе наступил во время предыдущей северной компании. Каррисо силами только своей эскадры и приданного (а вернее даже сказать – похищенного из подвернувшегося гарнизона) батальона морской пехоты обнаружила и расколошматила хорошо спрятанную и защищённую базу рейдеров Коалиции. Военное ведомство воспользовалось поводом в очередной раз пошуметь насчёт доблести имперского оружия и храбрости сыновей и дочерей отечества. Эльду наградили «Серебряным парусом», медалью достаточно высокого ранга, а вскоре и повысили до вице-адмирала, назначив помощником при командующем Двадцать Третьим линейным флотом, адмирале фок Фихтенбауме.

По непроверенным данным, сам Фихтенбаум обратив внимание на операцию, проведённую Каррисо, настоял на переводе и повышении. Во всяком случае, таланты новой помощницы он использовал с толком – в Двадцать Третьей флотилии Каррисо занималась охранением, защитой тыловых путей и линий снабжения, передовой и фланговой разведкой и тому подобным, благо, флот Фихтенбаума часто вклинивался очень глубоко во вражеский фронт. Согласно имеющимся данным, между адмиралом и вице-адмиралом сложились весьма тёплые отношения, и они часто беседовали на различные темы, в том числе обсуждали тактику и стратегию имперского флота. По идее, на этом карьера инородки должна была завершиться, так как адмиральские (ровно как и маршальские в сухопутных войсках) должности до последнего времени для выходцев из низов и имперских граждан инородческого происхождения негласно, но прочно были закрыты.
Об обстоятельствах получения Эльдой Каррисо своего текущего звания лично дело отсылало смотреть документ «Анализ группы Даштнера», если же вкратце – имело место давление со стороны Народной Палаты парламента (тогда ещё не разделённой на Градскую Палату и Сельскую Палату) в рамках очередной войнушки в верхах вокруг политики сословий. Пользуясь благоволением Императора, который опять пытался прищемить хвост крупному дворянству, Народная Палата настояла на назначении человека низкого происхождения на высокую должность.
Сыграл ряд факторов, подробнее перечисленных в том же «Анализе», вроде поддержки адмирала фок Фихтенбаума и коммандера фок Аншонса, и в возрасте тридцати шести лет Каррисо стала адмиралом, в каковом чине и пребывает уже три года. В качестве некоторой компенсации, Каррисо была назначена командовать Сорок Девятой вспомогательной флотилией, одной из наименее престижных – немногочисленной и укомплектованной кораблями на грани списания по возрасту. Что характерно, предшественник Каррисо на посту командующего этим флотом скончался от злоупотребления алкоголем, а назначение туда получил в качестве наказания. О деятельности Эльды Каррисо на посту адмирала рекомендовалось смотреть приложение номер два. На настоящий момент (вторая половина 839 года) флотилия Каррисо насчитывает один шестидесятичетырёхпушечный линкор и четыре фрегата, все корабли находятся на ремонте. Вопрос о способах пополнения флота рассматривается Адмиралтейством. Скорее всего, опять придадут готовящиеся к списанию корабли, хотя адмиралу обещали новый флагман.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Четверг, 24 Май 2012, 18:24


РусланДата: Пятница, 25 Май 2012, 09:36 | Сообщение # 172
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Кстати, если кому-то интересен прообраз нового персонажа happy


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Пятница, 25 Май 2012, 17:57 | Сообщение # 173
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


- Фух… - Омар зажмурился и осторожно помассировал веки кончиками пальцев. В последнее время от долгого чтения у него начинало ломить в глазах. Сложновато стало разбирать мелкий шрифт и неуклюжий почерк.
- Пора задуматься об очках… На шестом десятке-то уж самое время. - Пробормотал под нос следователь и потянулся за толстой подшивкой протоколов…

* * *

Хозяин кабинета вернулся раньше, чем обещал – через час с четвертью. Омар, однако же, успел к этому моменту закончить с протоколами допросов и перейти к протоколам обысков.
- Ну как, с пользой провели время? – Спросил сытый и повеселевший Фредерик, снимая шляпу и цепляя её на крючок. – Наметили план действий?
- Безусловно. – Кивнул Пер-Шаври, накрывая страничку протокола обеими ладонями, словно не хотел её больше видеть. – По крайней мере, на сегодня. – Он поднял взгляд на вошедшего. - Для начала я хочу выбить себе кабинет. Ну а потом намереваюсь пообщаться с адмиралом Каррисо. Благо, как я понимаю, более глубоко замешанных в этой истории персон у нас пока под рукой нет… Или разбежались или не выявлены.
- Логично. – Согласился цур Горберг, становясь рядом и опираясь о край стола. Омар убрал руки, чтобы коллеге было видно, какую именно бумагу он читал. – Вроде бы сегодня все допросные комнаты свободны…
- Зачем мне допросная? – Удивился старый следователь, вставая и обходя стол, чтобы сесть на «гостевой» стул. – Я сказал – «пообщаться», а не «допросить». В неофициальной обстановке. Фредерик… - Омар взял трость, до того прислонённую к ножке стола, и постучал набалдашником по подшивке допросов. – С момента побега фок Аркенау прошло десять дней. За это время вы вызывали адмирала на допрос восемь раз. Восемь. Каждый день, кроме дня побега и сегодняшнего дня. Неужели вы думаете, что девятый принесёт какую-то новую информацию? Вы ведь использовали методику «давления-нагнетания», верно?
Хокландец, вновь занявший хозяйское кресло, молча кивнул.
- Ну что ж… Судя по протоколам, на первых пяти допросах Каррисо вела себя вежливо. На двух следующих – сдержанно. На последнем – агрессивно, так что можно считать, своего вы добились. Существенных изменений в показаниях, при этом, не появилось. Значит, либо всё верно, либо ваша методика не помогает. Я склоняюсь к первому, однако постараюсь проверить. – Омар поскрёб седую щетину на подбородке. – Ещё я хочу получить косвенную информацию. Понаблюдать, как адмирал говорит, как двигается, как реагирует на вопросы, какой у неё взгляд… Ещё не помешает получить одобрение на такой же неофициальный разговор с кухаркой. Всё это лучше делать в более естественной обстановке.
- Поедете к ней домой?
- Не в этот раз. Есть идея получше…
Пер-Шаври встал, тяжело опираясь на трость, взял со стола свою шляпу:
- Фредерик, послушайте… Будьте гибче… И человечнее. Не надо опираться на стандартные практики, когда имеешь дело с нестандартными клиентами… Это же женщина, которой нездоровится, и которая недавно перенесла нервное потрясение. Таскать её на многочасовые допросы ежедневно… Просто грубо. Ведите себя с людьми так, как они это заслуживают – и с ними станет проще общаться.
- Эта женщина, которой нездоровится, не так давно угробила несколько тысяч здоровых мужиков. – Усмехнулся цур Горберг, облокотясь о стол и сплетя пальцы. – Командовала сражением, как говорят, со сквозной дырой в плече.
Омар опустил взгляд и с кривой улыбкой покачал головой:
- Тем более не повод работать с ней так же, как с домохозяйкой, донёсшей на подозрительные разговоры соседей. – Старый следователь шагнул к двери, надевая шляпу, но вдруг обернулся: - Продолжайте по той же схеме. Может, параллельно, на контрасте, чего и выявим. Но если на одном из допросов адмирал проколет вас шпагой, вас же виноватым и назовут, сами знаете…

* * *


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Пятница, 25 Май 2012, 18:15


РусланДата: Пятница, 25 Май 2012, 21:04 | Сообщение # 174
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Пер-Шаври, лениво размешивая сахар в стаканчике, вновь покосился на ходики. Двадцать один ноль-ноль. Адмирал Каррисо, пожалуй что, опаздывала – в приглашении, которое Омар передал ей с нарочным, в качестве времени встречи было указано как раз девять вечера. Впрочем, следователь не спешил волноваться по этому поводу. Военные космонавты в мирных делах может и не всегда пунктуальны, но очень обязательны. Опоздать могут, не явиться вовсе – нет. В крайнем случае, пришлют кого-нибудь предупредить…
А ещё Омар был уверен, что Каррисо заинтересовалась. После недели весьма жёстких допросов вдруг приглашение побеседовать за ужином – это должно быть неожиданно. Адмирал, несомненно, живого ума человек, и любит понимать, что вокруг происходит. Значит – у неё возникнет желание посмотреть поближе на нового следователя...
Омар сделал крошечный глоток чая, и подумал, что Горбергу он, по большому счёту, соврал. Вернее, неверно указал свои приоритеты. Не собирался он всерьёз «колоть» адмирала даже самыми хитрыми средствами, и сличать полученные данные с результатами допросов. Куда важнее было понять, что из себя представляет эта инородка. Каррисо – зацепка, крючок. Пока что единственное, за что можно уцепиться. Строить игру сейчас можно только вокруг неё – другой опоры нет. Кто она в этой мутной истории – зритель или игрок? Вот когда ответ на сей вопрос будет получен – тогда и придёт время строить дальнейшие планы. Есть ещё, конечно, кухарка, Нарция, но они слишком тесно связаны...

Послышалось гудение электромоторов, и напротив ресторана остановилась казённая карета Адмиралтейства. Из неё, держа в левой руке треуголку, выбралась Эльда Каррисо. В том, что это именно она, можно было не сомневаться – внешность уж очень характерная. Омар опустил стаканчик на блюдце и чуть наклонил голову к плечу, рассматривая инородку, так сказать, «в цвете». Росту небольшого – на два-три пальца ниже самого следователя. Телосложения тонкокостного, изящного, почти что хрупкого. Загорела, но в меру, но до черноты. Очень стройна – фигура и осанка идеальны, но плечи, кажется, напряжены и слишком сильно отведены назад. Такое впечатление, что адмирал держит спину ровно осознанным усилием. Похоже на последствия ранения, хотя кто знает…
Одета опрятно, скромно – мундир очень простой. Камзол и бриджи, конечно, перешиты, чтобы наилучшим образом облегать и подчёркивать всё то, что надлежит облегать и подчёркивать в женской фигуре – но и только-то. Многие женщины-офицеры так поступают. Никаких золочёных кружев, бантов, лент, вышитых золотой и серебряной нитью прямо на одежде изображений полученных орденов, или хотя бы модных сейчас у высшего офицерства алых полосок вдоль швов. Только эполеты без кистей (такие всего год назад разрешили к ношению наравне с обычными) и золотое тиснение по краю камзола. Плюс – чёрные высокие ботфорты и «фирменные» флотские перчатки с жесткими крагами до локтя. Всё, опять же, без украшений. Зато сапоги идеально начищены, а перчатки белы, как снег. Если не разбираться в эполетах, адмирала можно принять за капитана какого-нибудь вспомогательного кораблика. Любопытно…

Десятки мельчайших фактиков, которые сыплются на тебя, когда ты внимательно изучаешь человека – сами по себе бесполезны. Но в складе друг с другом или с более важными фактами эти крохи могут дать такое знание, которое не принесёт ни один допрос с пристрастием. Детали одежды к ним относятся едва ли не в первую очередь…

Каррисо тем временем сказала что-то кучеру, махнув рукой, и вошла в ресторан. Карета неспешно тронулась вниз по улице, пропав вскоре из виду. К вошедшей инородке тут же подбежал официант и, поклонившись, что-то тихо спросил. Омар не стал напрягать слух – итак было понятно, о чём они говорят. Официант спрашивает, чем может помочь высокой гостье - сотрудники столичных рестораций воинские звания различают отлично, и старшему офицеру хамить не будут, даже если он инородец. Адмирал говорит, что у неё назначена встреча, и называет имя следователя. Официант показывает нужный столик… Ага, всё верно… Пер-Шаври помахал адмиралу и улыбнулся. Каррисо кивнула в ответ. Отдала треуголку официанту, прошагала к столику, опустилась на стул напротив, положив ладони на скатерть. Ещё раз кивнула, так и не улыбнувшись в ответ:
- Добрый вечер, господин Пер-Шаври.
- Добрый вечер, госпожа Каррисо. Большая честь составить вам компанию. – Омар изобразил свой любимый приветственный жест. Голос адмирала оказался высоким, но приятным. Была в нём некоторая мягкость, бархатность, вообще для высоких голосов не характерная. Не визгливый, не пронзительный – вернее всего, звонкий.
- Как ваше здоровье? – Продолжал следователь. Вопрос не был данью вежливости – ответ его действительно интересовал.
- Поправляюсь. – Коротко ответила Каррисо, складывая ладони «лодочкой» и чуть наклоняясь вперёд. – Спасибо за участие. Если позволите, я хотела бы узнать цель нашей сегодняшней встречи.
- О, ничего сложного. – А у адмирала хорошие глаза. Огромные, очень яркие, малахитово-зелёные. Умные и внимательные. Глаза – зеркало души… Нет, Каррисо не зритель. Ещё предстоит убедиться, но человек с такими глазами не может просто смотреть. Он обязательно пытается понять. – Видите ли, я недавно завершил дела на севере, и тут же был вызван в столицу – помогать в расследовании по известному вам делу. И… Э-э-э… В общем, решил начать с вас. – Омар всплеснул руками. – Позволите?


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Вторник, 07 Август 2012, 09:21


РусланДата: Суббота, 26 Май 2012, 08:49 | Сообщение # 175
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


- Вы хотите сказать, в ваших архивах обо мне мало информации собрано? – Устало поинтересовалась инородка, откидываясь на спинку и сплетая пальцы.
- Что вы, собрано более чем достаточно. – Пер-Шаври снова улыбнулся, бросая мимолётный взгляд на руки адмирала. В плотной ткани перчаток, на кончиках пальцев обнаружились аккуратно обмётанные чёрной нитью дырочки, из которых выглядывали полупрозрачные когти – издалека Омар их не заметил. Поменьше, чем ногти иных имперских модниц, и на вид куда крепче, но наверняка приносят больше неудобств, чем пользы. Почему командующая их не стрижёт? – Но я не люблю архивы – за двадцать лет службы слишком много их навидался. Да и глаза уже не те. Если можно узнать то же самое в приятной беседе – почему бы и нет?
- Хм… Н-ну да. – Вздохнула Каррисо, явно не веря ни слову. – Могли бы наведаться ко мне домой – я не против, и вышло бы дешевле.
- Если понадобится встретиться повторно – именно так и поступлю. – Согласно наклонил голову следователь. Инородка сейчас рассматривала его из-под полуопущенных век. Наверняка тоже подмечала детальки, делала выводы… - Но сегодняшний вечер можете считать своего рода… извинением. За всех моих коллег и причинённые ими неудобства.

Что она может о нём подумать? Маленький, плотненький человечек, с большой лысиной и густой седой щетиной. Носатый, смуглокожий, черноглазый – типичный выходец с дальнего востока Империи. А на Востоке живут хитрые люди – это каждый ребёнок знает. Значит, и она будет считать его хитрым – благо, и внешность, и ситуация располагают. Пытаться доказать свою простоту бесполезно. Нужно продемонстрировать, что хитрый – не значит враждебный.
- Извинения? – Удивлённо приподняла брови Каррисо. – А есть за что?
- Лично я считаю, что есть. А что считают остальные… - Омар пожал плечами. – Прежде чем начать беседу, давайте сделаем заказ. А то вон лакей изнывает, перебивать нас боится.
Каррисо оглянулась на торчащего столбиком неподалёку официанта и кивнула ему. Тот моментально оказался рядом, протягивая меню.
- Бараньи рёбрышки. – Назвала инородка, похоже, первое попавшееся на глаза блюдо. – Вино… Какое вы предпочитаете?
- Я пью только за компанию. – Вежливо пояснил Омар. – На ваш вкус.
- Розовое делосское. – Решила Каррисо, и передала меню следователю. – Ваша очередь.
- А я уже заказал. – Ответил Пер-Шаври, принимая папочку просто, дабы убедиться, что бараньи рёбрышки действительно указаны первыми в списке. Именно так – ещё и жирным шрифтом выделены. – Просто попросил, чтобы нам подали одновременно, тут к такому привыкли. Пока вам принесут чай и печенье, это в счёт не войдёт… Мясо будет долго готовиться, давайте понемногу начнём, если вы не против.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Суббота, 26 Май 2012, 08:56


РусланДата: Суббота, 26 Май 2012, 16:10 | Сообщение # 176
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Так, пора заканчивать с внешними впечатлениями и сосредоточиться на разговоре. Что ещё стоит отметить за оставшиеся несколько секунд? Что в облике адмирала само по себе вызывает интерес? Первое - удивительно гармоничное сочетание человеческого и нечеловеческого в чертах лица инородки. Есть в них что-то кошачье, но не создаётся впечатления, будто голову кошки приделали к человеческому телу. Всё смотрится органично, естественно. Это привлекает взгляд, но вряд ли пригодится…

Шею адмирала прямо поверх воротника белого свитера охватывает тоненькая золотая цепочка простого плетения – уже лучше. Значит, об украшениях она всё же думает…
И не только об украшениях – у Каррисо отличный парикмахер. Не сразу заметишь, что она подкрашивает виски, а также отдельные пряди надо лбом. Адмирал успела обзавестись сединой, но, как всякая женщина её возраста, старается сей факт скрыть…
Всё, время вышло. Теперь больше слушаем, меньше смотрим.
- Не против. – Ответила Каррисо после небольшой паузы. Хех, как бы эти секунды она тоже не выглядывала последние интересные детали в облике следователя… – Что вы хотели бы услышать?
- Для начала – расскажите о себе. Просто, что сочтёте нужным, не более. – Омар устроился на стуле поудобнее и вновь взял в руки стаканчик с успевшим остыть чаем.
- Что ж… - Инородка потёрла подбородок. – Начну, скажем так, с самого начала. Родилась я…
Пер-Шаври слушал, глядя собеседнице в глаза и временами кивая с выражением искреннего интереса на лице. Эльда Каррисо определённо читала своё личное дело. Неудивительно – у офицера её ранга должен быть доступ в соответствующие архивы. То же самое, что прочёл Пер-Шаври несколько часов назад. Иногда прямо теми же словами. Нет, откровенничать со следователем адмирал не спешила – даже о раннем периоде своей жизни, который документы отражали крайне слабо, почти ничего нового не рассказала. В детстве не носила платьев, и сейчас не носит. В девять лет ногу сломала, прыгнув с дерева – всё срослось идеально, следов не осталось… Остальное – как по писанному, из официальной биографии. Ну и ладно. Пер-Шаври, по большому счёту, и не вслушался. Он просто наблюдал, как адмирал говорит. Как жестикулирует, рассуждая. Куда отводит взгляд, пытаясь что-нибудь вспомнить. Как вертит между пальцами чайную ложку, рискуя уронить… Всё это здорово облегчит дальнейший разговор. Проверенная практика - внимательно понаблюдать за тем, как собеседник говорит об известных тебе вещах. Спросить о каком-нибудь пустяке, посмотреть реакцию... И только после этого – переходить к делу. Сегодня, правда, переходить к делу Омар не собирался. Задать пару-тройку серьёзных вопросов, чтобы как-то оправдать встречу, и хватит… Важнее получше узнать собеседницу и создать впечатление о себе – ведь с адмиралом определённо придётся иметь дело в будущем.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Воскресенье, 27 Май 2012, 18:05


РусланДата: Воскресенье, 27 Май 2012, 21:01 | Сообщение # 177
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Пока же выводы получались достаточно интересные. Хохрайх, которым изъясняется командующая, очень чистый, правильный, на таком говорят лишь дикторы новостных радиопередач да ещё образованные инородцы. У коренных имперцев «высокий имперский» неизбежно искажается вплетением местных словечек, интонаций, ударений. Забавно – в Империи сколько планет, столько и диалектов, и литературный язык одинаково чужой везде. Родной он только там, куда его искусственно привнесли… Ну да ладно, главное другое – Каррисо ни с какого боку нельзя назвать образованной. Семья простая, училась в школе недолго… А речь – грамотная, богатая. Выходит, адмирал её себе… поставила. Сама. Тоже запомним…

Подали блюда. Перед инородкой, как раз закончившей излагать свою биографию, поставили поднос с рёбрышками, перед следователем – тарелку с отбивными в сложном соусе. Откупорили бутылку вина, водрузили в центр стола, присовокупили к ней пару пузатых бокалов на высоких ножках. Омар благодарно кивнул официантам, которые тут же испарились, словно их и не было. Посмотрел на собеседницу:
- Вы будете есть в перчатках? Испачкаете же.
- Постараюсь проявить ловкость. – Жаренные рёбрышки полагалось обгладывать, держа их за края кончиками пальцев, но Каррисо прижала одно вилкой к блюду и теперь осторожно срезала с него мясо. Вид при этом у женщины был несколько рассеянный.
- Простите, если покажусь назойливым… У вас есть серьёзные причины их не снимать?
- Не то, чтобы серьёзные, но есть. – Инородка глянула на следователя исподлобья и дёрнула левым ухом.
- Простите ещё раз. – Пер-Шаври мысленно поставил ещё одну галочку, и тоже принялся нарезать бифштекс помельче. Глядя в тарелку, медленно произнёс: - Сейчас я задам вам несколько вопросов, которые могут показаться вам неприятными… Или вызвать неприятные воспоминания. Вы не против?
- Задавайте. – Так и не закончив очищать рёбрышко от мяса, Каррисо отложила нож с вилкой в сторону. Поправила выбившуюся из-за уха прядь волос и снова сцепила пальцы в «замок». Уставилась на следователя прищурившись, не мигая. Правильно, сейчас ведь начнётся серьёзный разговор…

- Что вы можете рассказать о Реймонде фок Аркенау? – Пер-Шаври тоже оставил в покое не до конца расчленённую отбивную. Есть ему хотелось, но работать челюстями под взглядом собеседника – идея так себе. – Какое впечатление он на вас произвёл?
- Впечатление… - Адмирал опустила веки и тяжело вздохнула. – Впечатление… Обычный молодой человек. Очень честный и прямодушный. Очень. Многие юноши его возраста обладают теми же чертами, в общем-то… Но у Реймонда они проявлялись сильнее, чем у его сверстников. В то же время он был весьма… Хм, как бы сказать вернее… Не увлекающимся. Уравновешенным. Все мы в таком возрасте мечтаем о свершениях, делаем какие-то глупости, придумываем какие-то идеи… И я такой была… Но не Реймонд.
- Вы знали его меньше трёх недель. И за этот срок успели сделать столь глубокие выводы?
- Я знала его больше года. – Каррисо чуть наклонилась вперёд, поставив уши торчком. – Он был офицером моего флагмана. А я предпочитаю знать, на что способны мои офицеры… И на что не способны. Реймонд фок Аркенау способен заколоть человека шпагой в бою, но не способен учинить интригу с отравлением. – Зрачки адмирала чуть расширились – кстати, тоже интересная черта. За ушами и зрачками командующей стоит следить, они выдают эмоции не хуже мимики. – Он пока ещё слишком плохо умеет обманывать…
Удачный момент. Сейчас можно перекинуть мостик к дальнейшему потеплению отношений. Достаточно просто сказать правду.
- Госпожа Каррисо… - Пер-Шаври нахмурился и отвёл взгляд. – Вся эта история… Всё это очень странно. Я только за неё взялся, но уже смущён. На мой взгляд, практически ничто не указывает на виновность вашего бывшего адъютанта. Мой коллега нарыл против него какие-то улики, весомость которых я не понимаю – а ведь я намного опытнее. Либо мне пора на пенсию, либо здесь какая-то ошибка… Над этим предстоит поработать.

Каррисо промолчала, однако во взгляде её появилась неуверенность. Плотно сжатые губы чуть расслабились. Выстрел попал в цель. Естественно, единственным удачным приёмом не выбить того предвзятого отношения, которое взрастили к себе коллеги по охранке. Но прогресс появился. И это отлично.
- На данный момент самым сильным аргументом в пользу виновности фок Аркенау является его побег. – Продолжал Омар. – Расскажите, пожалуйста, про ту ночь. Я понимаю, вам будет тяжело…
- Да чего уж. – Грустно усмехнулась Каррисо, пододвигая к себе бокал и наполняя его вином. Взяла было бутылку в левую руку но, словно спохватившись, быстро переложила в правую. Симптомчик? С раной всё не так хорошо, как адмирал старается показать? А усмешка, даже невесёлая – просто здорово. Первая улыбка за весь вечер… - Я, может, и не гусарский полковник, но и не нежная барышня. В тот вечер…

* * *
Инородка и следователь проговорили ещё несколько часов. Выслушав рассказ адмирала о побеге наследника Аркенау, Пер-Шаври плавно увёл разговор в сторону. Дальше они беседовали на отвлечённые темы – о политике, о погоде, о военном деле, о радиопьесах, о книгах… Омар всячески старался показать, что это именно диалог, а не завуалированный допрос – обязательно высказывал своё собственное мнение, перебивал, дополнял… Демонстративно выпил несколько полных бокалов вина (Каррисо свой едва пригубила). Всё это здорово помогало сбросить напряжённость, в то же время принося массу полезной информации. Когда пробило час ночи, следователь знал об адмирале ровно столько, сколько ему и требовалось. На первый раз.
- Думаю, на сегодня хватит. Поздно уже. – Вздохнул Омар, обводя взглядом ресторан. Зала почти опустела. В дальнем углу шепталась какая-то компания в серых чиновничьих сюртуках. У входа попивали чай трое артиллеристов в выходной форме – плечистый майор средних лет, да два солидных, седых полковника – усатый мужчина с застарелым плазменным ожогом на подбородке, и узколицая женщина с собранными в узел на затылке волосами. Остальные посетители давно разошлись, и новых не приходило. Следователь поворошил вилкой объедки в тарелке: - Не хочется заканчивать эту беседу, но удерживать вас дальше – просто свинство. Вам следует больше отдыхать, пока вы не вернулись к службе.
- Что ж, я надеюсь, сегодняшний разговор был для вас полезен. – Несколько раз сморгнув, покачала головой Каррисо.
- Безусловно. Вы даже не представляете, насколько! – Совершенно искренне подтвердил следователь. – Теперь давайте выбираться из этого прекрасного места. Вы ведь отпустили свою карету?
- Да, я ведь не знала, сколько времени здесь проведу. К тому же, она не моя.
- Хозяин заведения держит пару экипажей для особо почтенных гостей. Думаю, я смогу уговорить его выделить один вам…
- Не стоит. – Адмирал поднялась со стула, отряхнула бриджи и краги перчаток от невидимых крошек, зачем-то запустила большие пальцы под клапаны ботфортов, словно за ремень (благо, ей для этого не требовалось наклоняться). Выпрямилась. – Тут меньше получаса ходьбы до Старой Соборной. Там вечно крейсируют ночные извозчики, даже после полуночи. Погода тёплая, я бы хотела прогуляться.
- Тогда позвольте вас проводить. – Пер-Шаври в свою очередь встал, испытав некоторое облегчение – за эти часы, проведённые на стуле, он успел прочувствовать каждую складку, каждый шов на задней части своих брюк. – Вы ведь не носите оружия. А военная форма, увы, сама по себе защитой от криминалитета не служит.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


РусланДата: Понедельник, 28 Май 2012, 12:14 | Сообщение # 178
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


- Что ж… - Каррисо чуть заметно улыбнулась. – Не буду мешать благородному порыву. Пройдёмся вместе.

Забрав тросточку Омара и свои шляпы, они вышли из ресторана. Неторопливо, плечом к плечу, двинулись к Старой Соборной улице. Адмирал шагала, заложив руки за спину и глядя прямо перед собой – похоже, её одолевали какие-то мысли. А может – просто устала. Омар же, держась рядом, бдительно посматривал по сторонам. Улочки, которыми они шли, были действительно тёмными. Окна домов, витрины большинства заведений и электрические фонари давно уже погасли, а химические уличные светильники едва тлели. В столь поздний час даже в относительно благополучных районах города ничего не стоило нарваться на неприятности.
Столичные власти пытались с этим бороться – усиливали полицейские патрули солдатами гвардии, прибегали к новейшим достижениям техники... Одно такое «достижение» как раз попалось следователю и адмиралу на пути – синяя будка с надписью «Полиция», торчащая прямо посреди тротуара. Внутри, как знал Омар, находился телефон, связанный с районным полицейским управлением. Любой гражданин, попавший в беду или ставший свидетелем преступления, мог запереться в будке и сообщить дежурному. К месту, откуда поступил звонок, незамедлительно высылался наряд – расположение всех будок было помечено на оперативной карте. Полезная штука, в общем… В последнее время их стали производить едва ли не массово, втыкая на каждом перекрёстке, что сказалось на качестве. У этой, например, слово "POLIZEI" над входом было написано с двумя ошибками, как "POLICE". А бывали такие, в которых к телефону провод забыли подвести…

Миновав полицейскую будку, они свернули направо, чуть не столкнувшись с припозднившимся пешеходом. Молодой мужчина в странного покроя городском костюме улыбнулся им, словно старым знакомым, приветливо кивнул и, пройдя мимо, быстрым шагом скрылся за поворотом.
- Вы его знаете? – Спросил Пер-Шаври, пользуясь поводом разорвать тишину. Во время прогулки он рассчитывал ещё немного поговорить с адмиралом, однако инородка была задумчива, молчалива, и явно не расположена к диалогу. Следователь счёл за лучшее молча идти рядом, следя за её лицом.
- Если и знаю, то не помню. – Покачала головой Каррисо. – Мне в последнее время столько…
Из-за поворота, за которым скрылся незнакомец, раздался нарастающий свист, внезапно оборвавшийся громким хлопком.
- Подождите-ка здесь. – Нахмурившись, велел свой спутнице следователь. – Я посмотрю…
Стиснув рукоять пистолета во внутреннем кармане куртки, Омар вернулся назад и осторожно выглянул из-за угла. Не удержавшись, присвистнул. Странно одетый мужчина пропал – вероятно, зашёл в один из домов. Но вместе с ним пропала и полицейская будка. Следователь подошёл к тому месту, где она стояла, опустился на корточки. Пощупал зачем-то брусчатку. Никаких следов – ни вмятин на камнях, ни выхода подземного провода. Была будка – и пропала. Ну и чёрт с ней…
Пер-Шаври поспешил обратно. Каррисо послушно стояла там, где он её оставил, всё также заложив руки за спину и покачиваясь с пятки на носок. Увидев выражение лица следователя, вопросительно подняла брови:
- Что там?
- Вы же видели полицейскую будку?
- Видела.
- Нет её. Исчезла.
Адмирал посмотрела на Омара долгим, испытующим взглядом – словно ждала, когда признается в розыгрыше. Не дождавшись, мыкнула:
- Столица большой и древний город. Тут случаются… странные вещи. Если они нас не касаются, их лучше не замечать.


Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Сообщение отредактировал Руслан - Понедельник, 28 Май 2012, 19:12


ШейренаДата: Понедельник, 28 Май 2012, 12:47 | Сообщение # 179
Комтур

Группа: Обыватели
Сообщений: 814
Статус: Отсутствует...


Доктор, вы?! blues


РусланДата: Понедельник, 28 Май 2012, 13:49 | Сообщение # 180
Библиотекарь
Магистр

Группа: Советники
Сообщений: 4283
Статус: Отсутствует...


Я. Ой, то есть - он biggrin

Мы-источник веселья и скорби рудник
Мы-вместилище скверны и чистый родник
Человек-словно в зеркале мир-многолик
Он ничтожен и он же безмерно велик
О. Хайям


Форум » Литературный раздел » Литературное творчество форумчан » Проект-1
Страница 9 из 15«1278910111415»
Поиск:

Существующий единорог существует :)
Сайт управляется системой uCoz